Исповедь переселенца и уроки Авраама

Что первое приходит Вам на ум, когда Вы слышите фразу «всё возможно»?

Прежде чем сесть и записать свои мысли на эту тему, я провела мини-соцопрос среди членов моей драгоценной семьи (правда, не всех, ведь села писать я в половине первого, так что опрос прошли только полуночники). Итак, кто-то сказал, что эта фраза ассоциируется с надеждой наверстать упущенное. Для кого-то эта фраза откликнулась радостным предвкушением. Для одного, пожалуй, самого близкого мне по духу и характеру человека, эхом прозвучали три слова: потенциал, ответственность, опасность.

У данной перспективы действительно может быть множество оттенков. У каждого из нас этот оттенок свой. Может быть, он зависит от того, что мы переживаем внутри, каким жизненным опытом обладаем, каков наш характер. А может, и от глубины нашей веры.

Точно не знаю, но у меня эта фраза вызывает смешанные чувства. Казалось бы, более привычна позитивная её трактовка. Её можно услышать в кино, в музыке или в журнальных заголовках. Однако, положа руку на сердце, сейчас она во мне вызывает пугающие серые оттенки. Серым может выглядеть практически любой цвет при плохом освещении или его отсутствии.

Недавно мы с мужем, как и многие наши друзья и знакомые, уехали из родного города. Уехали из страны. Уехали на неопределённый срок. Уехали не потому, что хотелось жить в другом месте, а потому что пришлось. Я благодарна Богу за то, что у нас есть выбор, за то, что есть место, готовое нас приютить. И всё же такая резкая незапланированная перемена заставила меня почувствовать себя так, словно на меня подул сильный ветер и карточный домик вокруг меня разлетелся. Что-то получится собрать снова. Что-то ветер унёс безвозвратно. На восстановление чего-то хватит сил, а что-то захочется плюнуть и бросить.

Сейчас у меня нет работы, нет привычных доходов и трат. Нет представления, где я буду жить через полгода. У меня нет твёрдого понимания собственных намерений, зато есть кризис самоидентификации среди резко изменившихся обстоятельств жизни.

Интересно, как представлял себе грядущее Авраам, когда уходил из родного края? Думал ли он, что всё возможно? Мог ли он представить, что будет очень богат, что у него родится ребёнок – но не так, как он этого ждал? Думал ли он, что в одной ситуации он могущественно отвоюет своих родных из плена, а в другой будет не в силах защитить ни себя, ни свою жену, и будет вынужден отдать её на волю обстоятельств и Божьей милости?

Моё внимание привлекло одно повторяющееся действие Авраама. Почти на каждом новом месте он ставил жертвенник Богу и призывал Его имя.

Авраам был простым человеком. Его история показана очень честно. За время странствий с ним случилось столько всего. Порой это были такие вещи, о которых и не подумаешь, представляя себе человека, которого Бог избрал отцом Своего народа, а впоследствии и всех верующих. Воистину, возможно всё!

Всё возможно, но так мало понятно. Так мало предсказуемо. Так мало на деле можно контролировать.

Чему меня – переселенца, беженца – учит история Авраама сегодня?

Авраам умел терпеть и ждать. Для меня это особенная тема, я очень хорошо понимаю его семью: я бесплодна вот уже 10 лет.

Авраам имел искреннюю, я бы даже сказала, детскую веру: он верил, что всё, что ему нужно знать о дальнейшем пути, ему скажет Бог.

Авраам на всех этапах пути был очень жертвенным человеком. Он был способен отдать лучшее место для поселения, отдать десятую часть прибытка, звать прохожих в гости, приготовив для них лучшее кушанье.

Авраам не прошел свой путь идеально, без ошибок, всегда делая правильный выбор. Он боялся, торопился, принимал неверные решения. Тем не менее, благодаря своему простому доверию и послушанию Богу он стал Его другом.

Меня всё ещё пугает перспектива того, что всё возможно. Ведь возможно как хорошее, так и плохое. Возможна боль, возможно, я не получу того, о чём мечтаю, о чем молюсь. Одно меня успокаивает: куда бы я ни попала, я смогу «поставить жертвенник» и поклониться Богу, смогу призвать Его имя, и Он услышит и придёт, даже если я этого не почувствую в тот момент. Я смогу быть жертвенной и помогать людям вокруг. Я смогу беречь свою семью, а когда это будет не в моих силах, её сбережёт Бог. Я смогу обрести богатство и оставить наследие. И самое важное: я смогу быть Божьим другом. И всё это – возможно.

Юлия Слепухина (Токмок, Кыргызстан)

Все материалы номерас

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »