Чем рискует наставник

К служению наставника можно относиться по-разному. Кто-то считает, что быть вожатым отряда – чуть ли не отдых: весело, все тебя слушаются, есть большая свобода действий. Я лично сталкивался с таким отношением – правда, высказывал его сотрудник обычного летнего не христианского лагеря. Понятно, что мы с ним и по многим другим вопросам не пришли к единому мнению. Попробую описать свой взгляд на риски, связанные с ролью наставника в христианском лагере. Любопытно, насколько вы согласитесь со мной?

Для удобства обобщения я буду использовать известную «пирамиду потребностей», предложенную Абрахамом Маслоу. Эта система несовершенна, но поможет продемонстрировать потенциал служения наставника. Я пойду «сверху вниз»: от тех потребностей, которые ощущаются только при восполнении всех остальных нужд, к тем, которые лежат в основании нашей жизни и без удовлетворения которых сложно представить себе само существование.

Высшая потребность человека – духовная: найти себя в мире и реализовать свои способности. Гарантировано ли ее удовлетворение в лагере? Нет, конечно! Очень часто наставнику нужно смиряться, заниматься совсем базовыми вещами – вплоть до бытовой помощи воспитанникам. Его самоактуализация находится в рискованном положении: велика вероятность того, что в лагере дело до неё не дойдёт. Поэтому так часто можно встретить наставников, которые больше озабочены самовыражением и собственной креативностью, чем тем, как помочь раскрыться воспитанникам: на вечерних собраниях, в командных заданиях.

Следующий уровень потребностей – престижные: уважение и признание со стороны других. Как с этим обстоит у наставника? Да, иногда их можно получить. Но по большей части его служение остаётся в тени других, более заметных и публичных: координаторы чаще на сцене, спортинструкторы популярнее у детей. Что выдающегося делает наставник? Единицам удается заслужить высокую оценку со стороны, гораздо лучше заметны его ошибки и недоработки. Так что и на этом уровне удовлетворение потребностей наставника находится в зоне риска. Служители понимают это – осознанно или нет – и поэтому роль наставника в лагере не так популярна.

Идем дальше. Социальные нужды: общение, привязанность, совместная деятельность. Конечно, наставник целый день находится в центре событий, взаимодействует со своей командой, постоянно с кем-то говорит – и в идеальном сценарии к концу смены формирует привязанность. Но будем честны: чаще всего самому наставнику хочется совсем не такого общение: воспитанники младше его и не слишком соответствуют потребностям взрослого. Деятельность наставника также требует приложения усилий и дополнительного напряжения; обычный человек выбирает для своего удовольствия совсем другие занятия. Привязанность же – крайне субъективное явление, которое никто гарантировать не может. Словом, и социальные нужды наставника рискуют быть не восполненными. Вы видели, как наставники сбиваются в группы, чтобы пообщаться с себе подобными, пока их команды заняты чем-то своим? Они просто пытаются восполнить имеющуюся нужду!

Что ещё? Второй уровень потребностей (напомню, мы движемся от самых продвинутых к самым базовым) имеет дело с безопасностью: комфорт и постоянство условий жизни. Надеюсь, я никого не удивлю, если скажу, что комфорт и даже стабильность жизни наставника в лагере – далеко не первый приоритет. Каждый день приходится чем-то жертвовать, что-то менять в угоду воспитанникам. Эта роль требует готовности оказываться в неприятных ситуациях: конфликты, выяснения отношений, споры, дисциплинарные меры – всё это наставник получает в лагере каждый день полной мерою. На безопасность – по крайней мере, духовную и эмоциональную, – рассчитывать не приходится. Добавляем в перечень рисков! Мне как наставнику часто хотелось изображать перед своей группой кого-то другого, чтобы они не знали, какой я на самом деле, чтобы не могли угрожать моей личности и моему самолюбию. Понятно, что в таком случае настоящее служение не получится.

Самые базовые потребности – физиологические: пища, отдых и тому подобное. Да, кормят в лагерях обычно хорошо. Но никто не гарантирует, что порцией не нужно будет поделиться с тем, кому не хватило собственной. Или что хватит времени на еду, когда кто-то из воспитанников должен сходить в медпункт. Возможностей пропустить обед будет предостаточно. Про отдых и говорить нечего: его всегда не хватает, это даже не риск, а данность. После лагеря нужно отсыпаться и восстанавливаться. Можно сказать, что это запланированное ущемление в правах. Если вы мысленно загибали пальцы, то загибайте и пятый – последний. В лагерях со сменами больше пяти дней обязательно есть выделенное время для отдыха наставника. Следить за физическим состоянием служителей – прямая обязанность координаторов, потому что переутомление и истощение наставнику практически гарантировано.

Получается, в лагере наставник рискует всем сразу. Всё, что необходимо нормальному человеку, у наставника может быть отнято. Каждый, кто осознанно приступает к этому служению, должен осознавать и это!

Но именно в этом риске и заключается ценность наставничества. Так уж устроено, что предприятия с самыми высокими рисками всегда потенциально наиболее выгодны. Это работает в финансах. Это работает в играх – в частности, в стратегиях. Мне кажется, что об этом говорил и Иисус: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретёт её» (Матфея 16:25). Да, наставник рискует остаться ни с чем, потратив всего себя. Но взамен получает возможность исполнить волю Отца, пройти за Иисусом по Его пути служения и приобрести брата или сестру в Царство Небесное. Если ради этого не стоит рисковать, то ради чего стоит?

Иван Харитонов (Краснодар)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Translate »