Простираясь вперёд

«Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Иоанна 4:23-24, СП).

«Но время приходит, оно уже на самом деле пришло: когда то, как вас называют, не будет иметь значения, и то, куда вы идете, чтобы поклоняться, не будет иметь значения» (Иоанна 4:23, The Message).

На заре туманной юности она устроилась работать в школу одного провинциального городка учителем немецкого. Как активный участник жизни поместной церкви соседнего города, старалась нести вечное и доброе на своей работе. Правда, пыл остужала мизерная зарплата, но она молилась и не сдавалась: ведь обычно в подгруппы с немецким языком попадали самые отъявленные хулиганы и двоечники, сил требовалось много. Завуч попросила молодую учительницу: «Главное, чтобы все были живы. А чем вы там занимаетесь – это ваше дело».

Сначала она занималась немецким языком. Но со временем стала читать библейские тексты и толковать их, призывать к благоразумию, тем более, что волнений было немало. У ребят дома не было и намёка на полки книг, какие уж там Bücher! Однажды для поддержания дисциплины один пацан принес в школу духовое ружье. Он заявил, что выстрелит в каждого, кто будет мешать учителю на уроке и лишний раз шевельнётся. Мобильных телефонов тогда не было, выбежать за помощью не получилось, и до конца урока все оставались в заложниках. В итоге он выстрелил и немного задел товарища по классу, но никто не придал этому значения. В другой раз ещё один ученик пулялся зажжёнными спичками и случайно попал в неё. Одежда – пушистый шерстяной костюм – моментально вспыхнула, и учительница смотрела на него, онемевшего, сквозь огонь со всеми непередаваемыми чувствами, будто героиня «Камо грядеши». Этот случай тоже не вынесли за пределы класса.

Ведь было и много хорошего: поместные церкви устраивали в этом городке «Праздники двора», в которых она принимала активное участие. Играет музыка, идёт она, а рядом с ней на праздник бежит толпа детей из разных классов, но в одном порыве, вместе. Как на небе! Ребята, даже незнакомые, приходили прощаться, когда их выгоняли из школы. Ну и кто-то незнакомый, бывало, крепко обзывал её по конфессиональной принадлежности, гадко так, да погромче, на всю улицу.

Директор школы и его жена прекрасно владели немецким языком. Они оказывали всяческую поддержку и протекцию – но не сразу, конечно. И однажды молодая учительница поняла, что надо двигаться дальше по извилистой тропе христианского служения. С трудом покинув школу, она поступила в духовную семинарию. Началась абсолютно новая жизнь! Стараясь успевать во всем, она вскоре стала директором христианского лагеря, потом сотрудником миссионерской организации, преподавателем христианских истин. Много поездок, много общения, много радости – и её память стёрлась ровно до того места, как она вышла из здания провинциальной школы.

Её служение в христианском мире набирало серьезные обороты. Поездки, встречи, общение… Но в один момент все свернулось. Девушка поняла, что попала в силки усталости, конфессиональных споров, невежества и собственной половой принадлежности. А хотелось осознанности и справедливости, духовного прорыва и мудрых наставников, ответов на личные вопросы жизни. И она поняла, что нужно выйти из всех течений и направлений, будто пилигрим по дороге к Святой земле. В полном одиночестве проползти по пустыне, вбивая в зыбучий песок крест-нож. Ведь это – личный поиск. Вероятно, это можно было бы назвать инициацией перед чем-то большим, но только Господу известны пути. Главное – обернуться назад и увидеть в Его лике свое отражение.

Спустя год пришлось выходить на работу. Подруга позвала заменить в частной школе одного из учителей. Нужно было поехать в соседний городок. Включив навигатор, она бодро и уверенно шла по незнакомым улочкам. Вдруг раздался звон куполов ближайшей церкви, и что-то личное почувствовалось во всех этих коленцах. Солнце сильно било в глаза.

Что-то солнечное происходило в атмосфере, навевалось некое откровение. Улицы приняли знакомое очертание, город стал знакомым. И вдруг всё встало на свои места: именно отсюда она ушла много лет назад. Из этого города, из ближайшей школы. Она вернулась в ту же точку на карте – без регалий, христианских статусов и званий. Она опустилась на бордюр, чувствуя, что где-то рядом смеётся Бог.

Будто вчера… в коридоре жизни
Время искало выход на волю.
Чтоб не сломаться и не раскиснуть,
Плюнуло в раковину алкоголем.

Снегом бросалось, парты ломало,
Пряча портфели, портя журналы,
Шуткой меня по коридору
Влево втолкнуло, закрыв на засовы.

И не хотелось входить во всё это
И принимать. Как мало света
В этом окне! Как много печали!
В этой каморке цветы даже чахли.

Где коридоры incognita terra
Я оттирала слезами и раем,
Время сломало законы веры,
И вот тогда я его опознала.

И разрасталось, подобно бамбуку,
И заселилось, покрыв все печали,
Будто вчера… Взяла его в руку…
Вышибло дверь, чтоб утечь…
Как сначала…

20 июня 2014, 14:16

«То, кто вы есть, и то, как вы живёте, вот что имеет значение перед Богом. Ваше поклонение должно вовлекать ваш дух в поиски истины. Вот каких людей Отец ищет: тех, кто в поклонении – простые и честные перед Ним. Единственная сущность Бога – Дух. Те, кто поклоняется Ему, должны делать это своей настоящей сущностью – духом, настоящим собой, в благоговении» (Иоанна 4:23-24, The Message https://t.me/msg_rus/519)

Лариса Жукова (Истра)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »