Как дитя

И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня (Марк 9:36-37).

Девятая глава Марка отмечает важную веху в жизни и земном служении Иисуса. Он покидает северную часть Израиля, Галилею, где Ему не грозила прямая опасность, и делает первые шаги на пути в Иерусалим, где Его ждёт распятие. Он знает, что «Сыну Человеческому много должно пострадать и быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками» (8:31), и готовит Своих учеников к самостоятельному служению. Это не повторение практических наставлений (что брать в дорогу, в какой дом входить, а в какой нет), о которых Он говорил раньше (6:8–11). На этот раз Он сообщает ученикам о том, что в Иерусалиме «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие» (9:31). В этих словах – и парадокс, и осознанная игра слов. Ведь «Сын Человеческий» – это Божественный посланец, о котором пророчествовал Даниил! И вот этот Сын Человеческий будет предан в руки человеческие. Люди убьют Его! Однако такой страшный исход не должен вселять уныние в сердца апостолов. Ведь это вовсе не конец, ибо Иисус «в третий день воскреснет» (9:31).

«Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись» (9:32). Почему ученики не поняли того, что говорил Иисус? Почему они боялись Его переспросить?

Марк показывает нам, чего не понимают ученики, продолжая свой рассказ сценой на галилейской дороге. Иисус, очевидно, шёл по этой дороге впереди, а ученики поотстали и «рассуждали между собою, кто больше» (9:34). Этот эпизод показывает, как плохо будущие апостолы понимали смысл подлинного мессианства Иисуса. Они продолжали мыслить о Царстве Божьем в мирских категориях, как о правительстве и земной власти, а себя представляли министрами этого Царства. Однако совесть их, видимо, обличала, и в глубине сердца они понимали, что ведут себя недостойно Учителя. И когда Иисус спросил их, о чем они спорят, им было нечего ответить: они стыдливо молчали.

Иисус, несомненно, знает ответ на Свой вопрос, как знал ответ Отец, вопрошавший в саду Едема: «Адам, где ты? Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?» (Бытие 3:9-11). Отец хорошо знал, где Адам, а Иисус хорошо знает, о чем спорят ученики. Подобно Отцу, Он даёт им шанс покаяться – а они остаются безмолвны.

Однако не стоит сходу отвергать и тем более осуждать этот, на первый взгляд, легкомысленный спор. В устроении любого общества отражается установленный Богом священный порядок. И этот принципиальный закон совместной жизни людей Иисусом не оспаривается. Только излагает Он этот закон по-новому: «И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (9:35). Иисус не отметает честолюбивые замыслы Своих учеников, но придаёт им правильное направление. На место желания управлять Он ставит желание служить. На место желания заставить других делать всё для тебя – желание самому делать всё для других. Иногда мысль Христа поясняют так: «Хочешь быть первым? Это неплохо, в этом есть здоровое честолюбие. Но его нельзя подменять нездоровым тщеславием».

Действительно, Иисус обличал тщеславие фарисеев: «Горе вам, фарисеям, что любите председания в синагогах и приветствия в народных собраниях» (Луки 11:43). А Павел говорил о том, что стремиться к победе – естественно и здорово: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить» (1 Коринфянам 9:24).

Однако наставление Иисуса идёт дальше, глубже этого противопоставления здорового честолюбия пустому тщеславию.

Служение – это всегда помощь и забота о конкретном человеке. Иисус поясняет этот тезис наглядно: «И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет такое дитя во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня» (9:36). Вот, оказывается, какой порядок в общине Иисуса – в Церкви! Двенадцать – церковные авторитеты – должны понять, что их Учитель (и тем самым Пославший Его Бог) отождествляет Себя с ребёнком.

Кто из нас не слышал сентиментальных проповедей о чистой вере ребёнка, о детской невинности, о доверии ребёнка взрослым? Не буду спорить, ребёнок может быть прекрасным примером веры, невинности или доверия. Но Иисус, ставя перед учениками ребёнка, говорит здесь не об этом.

Прежде всего нужно понимать контекст этого сравнения. Культуре Древнего Востока не был свойствен наш современный детоцентризм. Жизнь ребёнка ценилась не слишком высоко; детская смертность составляла тогда (и ещё много веков после) не менее 50%. Лозунг «Всё лучшее – детям» появился почти на 2000 лет позже. О «слезинке ребёнка» как высшей мере справедливости первым сказал только Ф.М. Достоевский (1821-1881). О том, что ребёнок – особенное человеческое существо, задумались лишь в эпоху Просвещения (XVIII в.); до тех пор господствовало понимание, что дети – это маленькие взрослые. Даже наш язык несёт в себе следы такого низкого статуса: этимологически русское слово «ребёнок» родственно слову «раб» (подобно тому «отрок» есть «отречённый», «лишённый прав»). Итак, во времена Иисуса и Его апостолов ребёнок – это маленький человек, существование которого не имеет существенного значения для течения общественной жизни.

Ученики, которые хотят быть первыми в служении Иисусу, получают от Него урок: они станут близки Господу только тогда, когда будут относиться к людям не «сверху вниз», не с высоты своего авторитета и власти, но будут непосредственно и лично заботиться о тех, для кого во «взрослой» жизни не находится времени: «И, взяв дитя… обнял его» (9:36).

Обратите внимание на то, как Иисус учит. Он говорит, но Он и показывает, являет зримо и осязаемо. Что такое обнять? Это значит проявить любовь как близость и участие, как принятие и единение; заявить не только словом, но и делом (телом!).

Нравственный смысл переданной Марком проповеди Иисуса понятен. Дитя не может помочь карьере человека, дитя не может дать материальных благ. Ребёнка самого нужно обеспечивать материальными благами, о нём нужно заботиться, всё делать для него и за него. Иисус говорит: «Если ты радушно принимаешь простого человека, не имеющего никакого влияния в обществе, того, кому нужно помогать, – ты принимаешь Меня; более того, ты принимаешь Самого Бога». В этом примере – урок не только апостолам, но и каждому из нас как служителю. Живя в этом мире, легко и естественно искать дружбы и расположения влиятельных и полезных людей. Людям этого мира легко и естественно заискивать перед сильными мира сего – и игнорировать «маленького человека». Всё это легко и естественно для мира, в котором царит дарвиновская борьба за существование. Но в Царстве Божьем все иначе!

В сущности, Иисус говорит, чтобы мы «принимали», то есть добивались общества и знакомства, не столько тех людей, которые могут сделать что-то для нас, сколько искали тех, для кого сами можем что-то сделать. Это трудно. Но именно в этом – служение Христу и Богу (Матфея 25:40). Таков порядок в Его Царстве. В земном царстве порядок иной. Эти порядки полярно противоположны, непримиримы. Человек, живущий порядком Царства Божьего, понимает, почему путь Иисуса ведёт к тому, что в «земном царстве» Он будет «предан в руки человеческие» (9:31). Кто, как, когда и над кем будет первенствовать, ученики Иисуса спорят только до тех пор, пока не поняли Его слов о необходимости крестного пути и жертвы на Голгофе. Это понимание придёт к ним после Воскресения.

Проповедники обычно говорят, что дитя, которое Иисус показывает ученикам, – пример того, какими должны быть апостолы. На самом деле Он являет им не образец для подражания, а символ того, Кем является в этом мире Он Сам. Иисус – Тот, у Кого нет в мире ни власти, ни звания, ни высокого социального статуса, ни имущества. «Кто примет одно из таких детей во имя Моё, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня» (9:37).

Иисус показывает ученикам пример амбиции, которая им пока что неведома. Они знают, зачем нужно искать одобрение и почёт со стороны людей. Эта амбиция их занимает и пожирает. Иисус предлагает им альтернативу: искать одобрение и почёт в глазах Божьих. И они обретут это одобрение и почёт, говорит Иисус, когда примут такое бесполезное в карьерном росте существо, как маленький ребёнок. Великое чудо состоит в том, что, принимая таких людей, заботясь об их благополучии, служа их интересам, ты служишь Самому Иисусу – а также Тому, Кто послал Его в этот мир.

Первый знак истинного служения – научиться не взирать на лица, научиться принимать человека просто потому, что он человек, независимо от того, может ли он что-то сделать для тебя, научиться не заботиться о том, как ваши взаимоотношения повлияют на твой престиж. Интересоваться людьми просто потому, что они люди – а также потому, что они сыновья и дочери Самого Бога.

Александр Харитонов (Санкт-Петербург)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »