Незаменимых не бывает?

«Незаменимых людей не бывает!» – так сказал один уважаемый человек после смерти моего близкого друга. До этих слов казалось, что нашего. Но настоящий друг не сказал бы такого о том, кого только что не стало. Сердце молодого 21-летнего парня перестало биться резко, внезапно и непоправимо. Ушёл мой старший друг, единомышленник и напарник по служению. Я тогда не знала, как это пережить, как вообще жить дальше, как возвращаться к подросткам в наш клуб, ведь в тот момент мы все словно осиротели. Не стало самого живого из всех, кого я знала. Человека, который однажды ушёл, а потом вернулся к Богу и постоянно повторял: «У нас великий Бог!» А потом ушёл туда, откуда до Небес рукой подать.

Это было так давно, что сейчас я могу сказать: «полжизни назад». Мне было 16, а сейчас 32. Фразу про незаменимость я вспоминала очень часто. От неё очень долго шли волны боли, как круги по воде от брошенного камня. Одну из своих самых тяжёлых утрат в жизни я переживала долго, болезненно и год за годом повторяла: «незаменимые люди есть».

Даже если ты христианин, смерть близкого человека что-то в тебе ломает, приносит боль и меняет всю твою жизнь. Учиться жить заново придётся в любом случае, веришь ты в Бога или нет. Дети рано или поздно теряют родителей. Порой и родители переживают смерть детей. Любящие молодожёны могут разлучиться даже в день свадьбы. Близкие друзья, конечно, не исключение. Смерть приходит, не спрашивая нас. Иногда резкая и трагичная, иногда ожидаемая, но всё равно противоестественная, пугающая, опустошающая. Звенящая тишина в ушах остаётся тебе, живущему дальше, взамен всего. А ещё остаётся путь, как в психологической статье «Стадии переживания горя». Таких статей много, но ни одна из них тебя не утешит. И ты плывешь по этим стадиям, проживая свою боль так, как получается. Странно, когда христиане осуждают друг друга за горевание. «Всегда радуйтесь» не равно «всегда натужно улыбайтесь и выжимайте из себя пресловутый позитив». Смерть – это больно, и лучше прожить эту боль честно. Я встречала мнение, что христиане не должны переживать из-за смерти даже самых близких людей, не должны глубоко скорбеть, «ведь Утешитель наш на Небесах», но не могу поддержать эту позицию, хотя полностью согласна с тем, что Бог может утешать. Если Павел призывал плакать с плачущими и радоваться с радующимися, значит, важно быть живым. Быть таким ты можешь только в том случае, если впускаешь свой личный опыт глубоко в себя, если проживаешь его сполна. Столько, сколько тебе нужно. И радость свою, и горе, и слёзы, и утешение. Иначе как ты заплачешь с плачущим или сможешь радоваться с радующимся?

Я замечала, что многие христиане запрещают себе все негативные чувства и эмоции. Однако даже Иисус скорбел и оплакивал смерть Своего друга, хотя у Него была сила для воскрешения. Кроме того, если Бог знает будущее, и знает, что Он Сам через несколько дней воскресит Лазаря, зачем же плакать после его смерти? Это один из наглядных примеров того, что Иисус был живым и человечным. Мы можем только догадываться, как сильно ранило Его переживание в человеческом теле смерти близкого друга. Ведь Иисус был больше чем просто человеком! А потому смерть, даже та, которую можешь исправить – это очередное последствие греха тех, кого Ты создал и любишь. Это очередной разрушающий удар по Твоему творению и Твоему сердцу. Если больно нам, когда мы сталкиваемся со смертью лицом к лицу, то каково же было Ему? Быть настолько человеком и одновременно Богом… Так близко к тому, чтобы защитить от смерти любого из тех, кого создал, но «нельзя», потому что жизнь должна привести к победе над смертью другим путем. «Не сейчас» и «не так», и вот Бог в теле человека должен сдерживать Себя от сверхъестественного и преждевременного. Куда уж более по-Божественному! Но ведь это не навсегда. Пока что не навсегда. Ожившему Лазарю предстояло умереть еще раз, а Иисусу – сделать то единственное, что мог сделать Бог, по-настоящему любящий Своё творение: дать шанс на то, что однажды это «навсегда» наступит. Жизнь, которая в Нём победила смерть, рано или поздно победит её и в нас.

После смерти и воскресения Христа прошло уже более двух тысяч лет, но мы всё ещё вынуждены оплакивать утраты, мы всё ещё беззащитны перед обрывом и пропастью из темноты. Потому что у каждого из нас могут быть свои незаменимые люди, без которых трудно, сиротливо и пусто. Потому что жизнь – это не только дар, но и труд. Теряя кого-то из близких, мы можем потерять гораздо большее: тот мир, который возможен, только пока кто-то вносит в него себя, свои таланты, идеи, смех, творчество, тепло. Свою жизнь. Когда чей-то огонь гаснет, мы всё ещё ищем надежду на новую встречу, на то обещанное «навсегда», ради которого приходил Иисус, ради которого Он Сам страдал, и ради которого воскрес.

Место моего друга навсегда осталось пустым. Такого единомышленника и напарника в служении у меня больше не было. Мы жили и дышали одним. За все мои вторые «полжизни» его действительно никто не заменил. Бог не стал этого делать, Он просто был со мной, помогал взрослеть и двигаться дальше. Что-то, что было возможно только вместе с тем человеком, навсегда осталось в прошлом, осталось не случившимся. Я очень долго принимала данность, что жизнь будет другой. Совсем другой, чем та, которую я так любила в 16 лет. С тем человеком было связано многое не только у меня, и всё остановилось, когда его сердце перестало биться. Мне казалось, что без него все будет хуже.

Выросла я, выросли наши подростки. Многое изменилось в церкви, лагере и просто вокруг. Что-то изменилось кардинально. Наши общие друзья разъехались кто куда. Кто-то счастлив, кто-то развёлся, кто-то изменился до неузнаваемости – за эти годы у всех произошло много событий. Что-то стало другим, но к лучшему, а что-то действительно испортилось, и я рада, что мой друг этого не видит. Я не знаю, каким бы он был сейчас. Уже давно нет не только его, но и той реальности, частью которой он был. Всё лучшее из неё уже невозможно, но и худшее не произойдет. Кто знает, как сложилась бы его жизнь, был бы он счастлив, были бы мы сейчас друзьями, случись всё иначе? Кто знает, повторял бы он сейчас со светом в глазах: «У нас великий Бог!»?

Для меня переживание горя закончилось тогда, когда я перестала повторять: «А вот если бы…». Если бы он не умер, если бы он прямо сейчас был жив, если бы мы успели, если бы он… и так далее.

Осталось только «его нет» и «невозможно». Это невозможно, чтобы он сейчас был жив. Это невозможно – отменить его смерть. Это невозможно – построить то, что мы строили тогда. Однажды я всё это оплакала и по-своему воскресла.

Всё. Осталась жизнь, в которой его нет, совсем другая, но жизнь.

И, конечно, надежда на встречу.

Жить дальше – не значит забыть или обесценить, не значит заменить. Для меня это значит пройти свой путь до конца и однажды снова встретиться с близким человеком, а по дороге поддержать всех попутчиков. Чтобы мне самой и тем, кто окажется рядом, хотелось искренне повторить вслед за моим незаменимым другом: «У нас великий Бог!». Бог, Который и есть Жизнь.

Алёна Калугина (Екатеринбург)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »