Пока мы лиц не обрели

Узнаёте ли вы людей в своей церкви сейчас, когда все носят маски? Я узнаю не каждого: тех, кто за время пандемии присоединился к нашей общине, я не узнаю без маски. Мы носим медицинские маски вынужденно; мы не хотели бы прятаться друг от друга в церкви, просто таковы обстоятельства. Однако стоит отметить: когда я надеваю маску, меня не беспокоит мой внешний вид, что я говорю и как поступаю; я же в маске, никто не узнает меня. Маска, несмотря на неудобство (тяжело дышать, все время чешется нос), принесла мне некую свободу. Свободу от мнения окружающих, тех самых, суждения которых о нас так важны, потому что мы всё время пытаемся получить от них одобрение. Тут стоит заметить, что желание получить положительный отзыв от окружающих временами напоминает тюрьму. В этом стремлении нет ничего хорошего, оно как бич, который гонит человека, не давая ему покоя. Именно поэтому мы так отчаянно стремимся прятаться за личиной нашего выдуманного существа, чтобы получить от других как можно больше поглаживаний-лайков.

Современная индустрия соцсетей научила нас делать снимки так, чтобы выглядеть на фото максимально презентабельно. Мы копируем расхожие фразы, которые звучат «круто», и используем их на своей странице. Мы рассказываем о событиях своей жизни вовсе не для того, чтобы разделить радость с друзьями. Я достаточно вялый пользователь соцсетей, у меня нет потребности делиться переживаниями со всем миром (например, о том, что я ела сегодня на ужин). Да и что такого глобального, влияющего на жизнь и сознание других людей, может происходить в обычной жизни рядового человека, чтобы прокричать об этом на всю вселенную? И почему у нас появилась потребность быть принятыми людьми, которые даже не подозревают о нашем существовании? Получается, что ответ на один из главных вопросов: кто я, мы хотим найти во мнениях окружающих, которые не имеют представления о том, как ответить на него. Да и занимает ли этот вопрос общественность, которая обозревает наши многочисленные селфи?

Нравиться окружающим, в смысле быть принятым ими, хорошо только в том случае, если ты действительно тот, кем являешься. Если являешь то, о чём заявляешь. Что мы прячем за маской? Боль, шероховатости души, иногда – грех. Вот что не даёт мне покоя: каждый человек хочет, чтобы его приняли таким, какой он есть, но при этом ему не хватает духу быть таковым, быть самим собой.

У Клайва Люьиса есть чудесная мысль: «Быть собой – это мужество и честь». Главная героиня  его романа «Пока мы лиц не обрели» – Оруаль, одна из трех дочерей царя Глома, с детства слышала в свой адрес лишь насмешки и лишилась любви отца из-за того, что некрасива, а теперь носит маску. Но суть не в том, что надето на её лицо, а в том, что скрывает её сердце. Оруаль считала себя добродетельной, но со временем поняла страшную истину: она ничем не отличается от завистливой толпы. Она стала причиной бед для самых близких людей. Всю жизнь Оруаль думала, что любит Психею, свою сестру, которая обладает удивительной красотой, но на самом деле она никогда не желала сестре истинного добра. «Я никогда не думала о тебе так, чтобы не думать о себе, — восклицает Оруаль, — Я была алчущей бездной». Спасение приходит тогда, когда «безобразная», безликая Оруаль, скрывающая лицо под маской, сама обретает лицо, посмотрев на себя честными глазами.

«Я отлично знаю, почему боги не говорят с нами открыто, и не нам ответить на их вопросы. Пока мы не научились говорить, почему они должны слушать наш бессмысленный лепет? Как они могут встретиться с нами лицом к лицу, пока мы лиц не обрели?»

Не так ли и Иаков пережил настоящую встречу с Богом только после того, как в страшной схватке в ночи смог прокричать своё истинное имя: «Лжец»?

Во Христе нам дана свобода быть собой. Свобода эта нужна для того, чтобы произошла встреча с Богом, с другим человеком и самим собой. Но для этого нам надо снять маску, иначе может оказаться, что тебя примут за другого. В чём тогда ценность принятия, если приняли вовсе не тебя?

«Быть собой – это мужество и честь», – пожалуй, писатель прав; и стоит ли рассуждать об уникальности каждой души? Возможно, всё-таки стоит, ведь мир в любые времена старается затолкать нас в прокрустово ложе современного мировоззрения, штампуя личности как под копирку. Получается, правы два весёлых героя Петров и Васечкин, которые поют в детской песенке: «не важно быть, сумей прослыть»? Создавай о себе мнение, независимо от того, что происходит в реальности? Мы даже термин придумали: виртуальность. Но виртуальность – это по определению то, чего нет. И если не остановиться, то может произойти страшная подмена, будет уже не личность, а личина. Важно обрести лицо, чтобы получить ответы на главные вопросы, важно быть собой, чтобы прожить настоящую, а не придуманную жизнь.

Светлана Юдина (Екатеринбург)

«Пока мы лиц не обрели» (Till We Have Faces, 1956) – роман английского писателя, философа и теолога Клайва Льюиса, основанный на древнегреческом мифе об Амуре и Психее.

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »