Homo Virtualis

В университете у нас был спецкурс с привлекательным названием «Виртуальная реальность». В то время интернет был «по карточкам», а одна фотография могла загружаться несколько минут, но фильм «Матрица», совсем недавно вышедший в прокат, уже стал культовым. Мы, математики, будущие программисты, конечно, были заинтригованы и с нетерпением ждали первой лекции. Каково же было наше разочарование, когда маленькая преподавательница с кафедры философии начала тихим голосом рассказывать об иллюзорном и истинном, о действительном и несуществующем, о снах, мифах и театре. Мы готовились услышать об искусственном интеллекте, о шлемах дополненной реальности или, на худой конец, о компьютерных играх. Мы не знали и не могли, наверное, даже представить себе социальные сети, но нам казалось, что разговоры о диалектике реальной и виртуальной личности — это какой-то обман. Нам недостаточно было быть зрителем, слушателем, читателем — мы хотели стать активными участниками необыкновенной реальности. Прошло всего несколько лет, и мы сами не заметили, как оказались частью глобального виртуального мира.

Пандемия, начавшаяся в 2020 году, ускорила процесс виртуализации. В условиях самоизоляции и закрытых границ нам пришлось общаться с друзьями и родными в видеочатах, школьники и студенты перешли на дистанционное обучение. Музеи открыли виртуальные экскурсии, театры приглашали на видеопоказы спектаклей.

Сеть обольщает обещанием большей свободы, предлагает расширить границы и возможности. Можно воспользоваться гугл-переводчиком и не брать с полки словарь. Можно читать книги, смотреть фильмы, путешествовать, не выходя из дома. Можно общаться, не видя собеседника. Можно дружить, не зная человека лично. В соцсетях у обычного пользователя около двухсот друзей. Это согласуется с гипотезой английского антрополога Робина Данбара о зависимости между размером мозга и количеством социальных связей, которые может поддерживать особь. Для человека число Данбара составляет от 150 до 230. То есть всё наше окружение, вся коммуникация уже в сети.

Мы переехали в киберпространство, создав новую идентичность. Если вы знаете несколько языков, то наверняка замечали, как меняется мировоззрение и самоощущение, когда говоришь на иностранном языке. Этому есть серьёзное научное объяснение. Такие же метаморфозы происходят с нами и при переходе в интернет. Одно время в сети прошла волна ироничных картинок, на которых сравнивались образы одного человека в разных соцсетях. В профессиональных сообществах это фото в строгом деловом костюме, в инстаграме — фотографии с морского побережья или вечеринки, для ВКонтакте — образ славного малого. Но в этой шутке лишь доля шутки. Мы готовы быть разными, меняться, как голограмма, и в интернете это так легко сделать, буквально за один клик. Как сохранить собственную идентичность, если даже имя теперь может быть виртуальным? Как остаться настоящим человеком среди фантомов? Психологи, которые изучают феномен человека виртуального, назвали такие неприглядные его особенности, как лень, пренебрежение здоровьем и телесностью, размытость самоидентификации. Но если мы все уже не можем жить без wi-fi, неужели эти характеристики описывают нас? Что произойдёт, если эта тенденция будет сохраняться? Я бы хотела сказать: «Знаю, что нужно делать! Записывайте!», но это совсем не так. Пока что виртуальная реальность ставит слишком много вопросов, на которые не всегда легко найти ответ.

Педагоги, которые работают с современными детьми, говорят о большой проблеме: у детей слабая мелкая моторика, им тяжело держать карандаш. Одна из причин — вместо взаимодействия с объектами реального мира дети проводят время со смартфоном, им достаточно лишь слегка двинуть пальцем, чтобы на экране все менялось, двигалось, звучало. И вот тут, наверное, можно нащупать ответ на вопрос: «Как не уйти окончательно от реального мира в симуляцию?» У художника Игоря Попова есть замечательная картина, которую прозвали «В нашем доме отключили интернет». На ней изображён двор, в котором дети катаются на коньках, лепят снеговика, мужчины чинят машины, мамы с колясками собрались в кружок. Наверняка вы можете вспомнить подобные сцены из собственного детства. Сейчас не всегда легко собрать компанию друзей, выбраться вместе на природу, погулять в парке (не отвлекаясь при этом на селфи с геотегом), поужинать в кругу семьи (убрав телефоны подальше), но у нас есть опыт предметной, материальной жизни, нам знакомо счастье живого общения и дружеских объятий, мы знаем ценность подлинного человеческого тепла. Мы знаем, что душевный разговор с ребёнком, с супругом, с друзьями, когда можно смотреть в глаза, прикоснуться к руке, ценней, чем буквы на экране или картинки в инстаграме незнакомых блогеров. Невозможно представить будущее без всемирной сети, но можно всегда делать выбор между иллюзорным и настоящим – и учить этому детей.

Варвара Абламская (Москва)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »