Якоря чтобы летать

Когда я вернулась из Сочи в Москву, коллеги и друзья облегченно вздохнули: «Наконец-то ты прекратишь дразнить нас своими южными фотографиями!» А для меня эти снимки – как эмоциональные якоря: в любой непонятной ситуации открываешь, глядишь, и солнечный свет вперемешку с морскими брызгами врывается в твою московскую жизнь. Знаете, в кино есть такой приём: герой смотрит на фотографию, а она оживает, и зрители попадают в тот жизненный фрагмент, который запечатлен на фото. Вот и у меня так же…

Беседка, зелёная трава, пытливые взоры пятерых вдумчивых – это наша библейская шестёрка (я, разумеется, фотографирую).

Уютный сумрак «Теплицы», все хохочут – мастер-класс Михаила и Надежды Телеповых. Никогда мне не было одновременно так смешно и назидательно.

Алексей с гитарой на сцене, а в зале – поднятые к небу руки и вдохновенные лица… И вот уже слёзы по щекам от проникновенного «Звёзд дивные алмазы на синий бархат неба Ты поместил своей рукой…»

Прозрачная стужа водопадных струй и голос Анны Грешных: «А в дни, когда будет сложно, воспоминания о том, как я здесь по горам лазала, вернут силы жить».

Вот это и есть якорение – стимул, вызывающий прочную ассоциативную связь на эмоциональном уровне. Такими якорями могут быть и запахи, и тактильные ощущения, и звуки. Я из Лазаревского привезла ароматные можжевеловые шишки, гладкие камешки, найденные на морском берегу, и ссылки на песни, которые мы там пели.

Эти якоря не тянут вниз, а, наоборот, помогают воспарить над повседневностью. Поэтому возвращаться к обычной жизни совсем не трудно.

Людмила Цуркан (Москва)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »