Свет в конце подъезда

1

Лера давила на кнопку звонка, колотила в дверь, в сотый раз жала на иконку телефона «вызов» – дочь не открывала. От ярости и отчаяния дрожали руки. Но что толку. Если Тоня уснула, то разбудить её не смогут даже новогодние залпы под окнами. Факт проверенный. Как-то Валерия уже оказалась вот так же, без ключа, у запертой двери собственной квартиры. Дочь спала так крепко, что из выдыхаемого ею воздуха можно было делать пилюли от бессонницы. Благо, в тот раз старшая дочь вернулась со свидания поздно ночью. Сейчас подмоги ждать было неоткуда: старшенькая вышла замуж и живёт отдельно, муж в командировке, с соседями подружиться не успела, подруга ночью ставит телефон на беззвучный режим. Даже попроситься на ночлег не к кому. Два часа ночи…

Лера взяла себя в руки: «Ничего страшного не случилось. Ну, помучаюсь одну ночь в подъезде на лестнице. Тоже мне – неприятность! Бездомные вообще всю жизнь так живут, а мне до утра перекантоваться. Через шесть часов уже буду дома. Надо только немного потерпеть».

Очень хотелось спать. Последний месяц Лера много работала и страдала от хронического недосыпания. Глаза слипались. «Эх, ухожу в разнос!» -– подбодрила она сама себя и расстелила пуховик на ступеньках. В подъезде было довольно чисто, на уборку жильцы не жаловались. Но вот холод… Он проникал за шиворот, в рукава, под подол юбки, холодил пальцы на руках и ногах, лишал чувствительности кончик носа… И всё же в схватке холода со сном победил сон. Лера отключилась, побеждённая усталостью…

Проснулась от клацанья собственных зубов. Она тряслась от холода. Посмотрела на часы. Что?! Прошло всего 15 минут!? Мечта о том, что она уснёт и проснётся уже утром, когда сон дочери станет предрассветно чутким, растаяла, как льдинка в тёплой ладони. Но Лера решила не сдаваться. Она постаралась свернуться клубочком и всё-таки отключить сознание.

Но все попытки были тщетны. То ребро начинало ныть от впившейся в него ступеньки, то бедро сводило от холода, то щека немела, то в руку впивались тысячи иголок…

Ночная маета рождала сумбурные мысли. Лере начинало казаться, что она больше никогда не попадёт домой и её удел – жить на улице, без крыши над головой. В памяти всплывали лица бездомных, которых она в разное время встречала у помойки, в трамвае, на вокзале. Тогда она брезгливо морщилась и недоумевала: «Неужели нельзя сделать так, чтобы бомжи не попадали в зоны жизнедеятельности нормальных людей?» А вот сегодня ночью Лере почему-то стало их всех безумно жалко. И стыдно за своё высокомерие…

Когда утром Тоня наконец-то открыла дверь, у Валерии не было сил даже отругать её. Она просто отодвинула дочь в сторону и, обессиленная, рухнула на диван.

2

Большой пакет с одеялом и тёплыми вещами, которые Лера собрала бездомным, волонтёры отнесли в машину. У них сегодня как раз раздача еды на вокзале. Очень кстати.

– Я просто увидела, как можно помочь человеку выправить судьбу, когда он начинает падать, – основательница благотворительной организации говорила хоть и спокойно, но с таким внутренним жаром, от которого все сомнения плавились. – Все эти люди, которых мы видим среди бездомных – это же несчастные дети. Там не поняли, там лупили, там проявили равнодушие… Практически везде страшные истории, не просто так они остались на улице. Есть, конечно, какая-то часть людей, которые не хотят ни за что отвечать и им нравится болтаться на улице, но таких минимум. В основном это трагические судьбы родом из детства.

«Я буду служить детям», – эта мысль словно родилась сама по себе и тёплым глотком распространилась по всему телу. Она грела и вдохновляла: «Я буду их слушать и слышать. Я не дам детским мечтам замёрзнуть». Лера полной грудью вдохнула морозный воздух: «С Богом!»

Людмила Цуркан (Москва)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »