Вместе

Я из большой семьи. Если честно, о-о-очень большой – нас 11 детей у родителей. 7 девочек и 4 мальчиков (которые уже совсем не девочки и не мальчики, а взрослые самостоятельные люди, некоторые – с собственной семьей). Нет приемных, все родные. Нет двойняшек и тройняшек. Я – четвертая по счёту.

Этот стандартный список ответов я выдаю каждый раз, когда меня спрашивают про семью (а это очень-очень много раз!). И в этот раз (в данном случае, первый) я хочу рассказать о нашей семье в лагере.

Нас отправляли воспитанниками в христианские лагеря много лет, и с течением времени из нас выросла неплохая банда «лагерников». Самый пик нашего лагерного служения семьёй пришелся на 16-17 годы нынешнего века. Мы ездили примерно таким составом: мама – врачом, старшая сестра – координатором, я отвечала за прославление, младшие братья вели кружки и были наставниками, а сестрёнки варились в результатах наших трудов и выдавали оценку и критику. Папа, к сожалению, быть весь лагерь не мог – он оставался дома на хозяйстве, но его большая машина служила кораблём, переправляющим наш лагерь с места на место.

Я не открою тайну, если напишу, что лагерь – это время тяжелого труда, неожиданных пробелов и проблем, импровизации, принятия важных решений и выплеска эмоций. В этом вихре служения Господь проверяет на прочность каждого из нас. В нашем случае Господь проверял на прочность отношения внутри нашей семьи. Мы плакали, смеялись, спорили, радовались, мирились, поздравляли друг друга, делились горечью и утешали. И всё это – вместе. Вместе плакали, когда программа пошла «не туда»; вместе смеялись, смотря «цирковые номера» младшего брата; вместе мирились после споров; вместе радовались, когда младшая сестрёнка-заика была диктором в лагерных новостях и ни разу не запнулась…

Так в чем был секрет драгоценного «вместе»? Что это за рецепт, благодаря которому в любой момент мы стекались с разных концов лагеря, чтобы случилось это «вместе»?

Если честно, в те годы я не искала ответа на этот вопрос. Да и решив написать эту статью, я долго не могла вспомнить, что же это было за чудо. Поэтому я взяла свой телефон и набрала номер абонента, который находится за две тысячи километров от меня. По видеосвязи меня приветствовала мама, а мимо пролетали голоса и лица сестёр: «привет, Вера!», «О, Вера, приветик! Давно не виделись!» Услышав вопрос, бывшая координатор (ныне мама троих деток) и нынешняя врач (не только наших тел, но и наших душ), помедлив мгновение, открыли мне великую тайну «вместе». Это оказалась… поддержка.

«Такая простая тайна», – подумала я.

И снова стала перебирать воспоминания одного лагеря за другим. Поддержкой были не только слова, поддержкой был горячий ужин (когда ты возвращаешься голодная после разгребания лагерных дел, все давно уже поужинали, а на столе стоит горячая тарелка, заботливо приготовленная мамой); поддерживали похлопывания братьев по спине и их искромётные шутки; поддерживала конфетка из маминого необъятного кармана; поддерживали полуночные молитвы и волшебные слова «иди, поспи, я тебя позову»… Тысяча и тысяча мелочей, которые не просто поддерживали – держали. Держали на плаву каждого из нас.

Говорят, вместе прожитый лагерь сближает людей. А я пишу: прожитый лагерь соединяет семью «вместе». В месте, которое зовётся «христианский лагерь».

Вера Долгих (Новороссийск)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »