У лавки ювелира

Размышления о браке всегда возвращают меня к одной и той же книге: пьесе «У лавки ювелира», принадлежащей перу Анджея Явеня (один из псевдонимов Кароля Войтылы, Святого Иоанна Павла II, папы римского). Это пролог к его огромному богословскому труду «Любовь и ответственность», посвящённому вопросам брака и безбрачия. В 60-е годы эта постановка пользовалась большим успехом. Сюжет пьесы витиеват, но все герои рано или поздно оказываются у лавки ювелира. Кто-то хочет купить обручальные кольца, кто-то сдать их обратно, но мудрый ювелир говорит всем одно и то же: «Вес этих золотых обручальных колец – вовсе не вес металла, это удельный вес человека, каждого из вас отдельно и обоих вместе». Думаю, хотя бы раз в жизни каждый из нас оказывался у воображаемой ювелирной лавки с вопросами о любви…

Когда-то мои замужние подруги открыли мне формулу: будто бы жизнь до и после брака похожа на широкую реку. Стоишь на одной стороне и не знаешь, что на другой. А как окажешься на другом берегу, уже не помнишь, что осталось на том. И пока мы судорожно учились варить борщ, чтобы заслужить внимание женихов, не садились на угол стола и старались не казаться особенно умными в церкви, действовали суверенные законы Божьего Царства, отличные от человеческих представлений. Так и Тереса и Анджей, герои первой истории «Лавки», переживают встречу своей любви, пришедшей к ним особенно, можно сказать, вымученно, о которой ювелир говорит так: «Это тяжесть неизбывного тяготения, прикованная к краткому полёту. К полёту в форме спирали, эллипса – и в форме сердца…»

Автор пьесы – человек тогда не столь знаменитый – принял решение твёрдо следовать за Христом, когда за стеной в буквальном смысле слова шли расстрелы людей, громили Краков, гибли люди. Это было страшное время Второй мировой. Но Кароль – прекрасный драматург, священник, чуткий друг и молодёжный руководитель – сам остался безбрачным, почитая, что главное – заключить завет с Богом, потому что полнота только в Нём. Если нет единства с Ним и в самом себе, то не принесёт радости никакой распрекрасный брак.

Вторая часть пьесы называется «Жених». Её главная героиня Анна устала от равнодушия и эгоизма мужа, который носит библейское имя Стефан. У них четверо детей, но трещина в отношениях уже слишком велика, и каждый вечер она стоит у лавки ювелира и хочет сдать своё обручальное кольцо. Но ювелир, взвешивая её кольцо, не находит в нем никакого веса – вес есть только у двух колец. Анна идёт по улице и знакомится с человеком по имени Адам, она делится с ним своими чувствами. Адам сообщает ей, что скоро по улице пройдёт Жених. Он прикасается к любви, и если её нет, то он страдает. По-своему поняв его слова, Анна идёт по улице, встречая разных прохожих, пытаясь вызвать в них интерес к себе, но все они не похожи на Жениха. «Любовь – не приключение. У неё привкус человека как такового. Его удельный вес. И груз всей судьбы…» – объясняет ей Адам.

Мне представляется, что жены Второй мировой, так же как и современные женщины, оказавшиеся в пустых стенах, похожи. Поиск любви присущ каждому. И вот она встречает Жениха! Она бежит за Ним, но вдруг видит его лицо. Это лицо её мужа, Стефана. Непонимание, шок овладевают ею. Почему у Жениха – лицо её нелюбимого Стефана?! Почему в поисках нового мы встречаем прежнее? Почему должны любить ненавистное? Неужели он страдает от её нелюбви? А какое лицо увидел бы Стефан, будь он на её месте?

Вместе с Анной навстречу Жениху отправляются ещё 10 девушек. В руках у них масляные светильники, они хотят встретить Жениха с зажжёнными лампами. Пятеро из них запаслись маслом, а остальные уснули в нишах улицы. Светильники их упали, масло разлилось. Конечно, это легко узнаваемая библейская притча: когда появился Жених, Его встретили те, кто ждал. Анна понимает, что и её лампа давно упала на мостовую, масло в ней расплескалось. Ведь, вступая в брак и в самом браке, нужно запастись многим: слишком разные ожидания бывают у супругов. Ситуация иногда выглядит так, как будто нужно перевезти через реку волка, козла и капусту из знаменитой логической задачки.

Часто человек в критической ситуации склонен оценивать удельный вес своего партнёра вместо того, чтобы заметить, что Жених показывает ему его собственный. И вот он – мудрый ювелир – закрывает лавку, раз мы этого не заметили.

Третья глава «Лавки» называется «Дети». Дети благополучной пары из первой главы и разбившейся пары из второй главы стоят у лавки ювелира, глядя на себя в отражение окон. Они любят друг друга, понимая, что они очень разные, но желают закрыть скважины боли, нанесённые миром и отношениями в их семьях. Ведь цель брака состоит и в том, чтобы восполнить недостающие звенья в детско-родительских отношениях. Услышать в партнёре и в себе голос ребёнка, родителя, супруга. Иногда – раненого. Семья подразумевает любовь и ответственность друг за друга. И когда мы стоим у лавки Ювелира…

«В какой-то миг мои глаза снова встретились со взглядом старого ювелира. Я понял, что он не только проницает взглядом наши сердца, но и хочет одухотворить нас. Мы оказались не только вровень с его взглядом, но и с его жизнью. Всё наше бытование открылось ему. Взгляд этот слал какие-то сигналы, которые в тот момент мы не улавливали в полноте… Они всё же достигали самых глубин наших сердец. И мы всё же последовали им, ибо вот они ложатся в основание всей нашей жизни».

Лариса Шульгина-Жукова (Москва – Истра)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »