Самое лучшее служение

Недавно я побывал на мероприятии для молодых служителей: нашей целью было познакомить, объединить и вдохновить тех, кто только начинает свой путь в христианской миссии. Это не был какой-то специализированный семинар, но я заметил, что подавляющее большинство участников служит (или планирует служить) в молодёжном служении или в прославлении.

Вести прославление на этом мероприятии должна была команда музыкантов одной крупной церкви. Но многие из них заболели, и приехал второй состав (я насчитал семь человек). А в самой церкви на собрании в это время пел хор. Можно представить, сколько народу вовлечено у них в музыкальное служение. Как минимум три полных состава!

Почему-то на этом мероприятии не было ни одного служителя из группы порядка. Или кого-то, кто хотел бы заниматься дьяконским служением. Даже детское служение было представлено как-то слабо. У меня есть гипотеза о том, почему так получается. Говоря о ней, я не исключаю себя самого из общей картины: мне гораздо проще вести собрание или проповедовать, чем выехать в наш ребцентр покосить разросшиеся сорняки и камыш (а это реальная нужда).

Речь о красоте – или, если угодно, престиже – того или иного служения. Нас тянет к тому, что привлекательно, приятно и весело – как те мероприятия, что организуют для молодёжи. Нам нравится участвовать в том, что красиво, заметно и что нам самим позволяет выглядеть красивыми.

Апостол Пётр сравнивает нас с камнями, которые вместе образуют духовный дом (1 Петра 2:5). При всей условности этой метафоры важно, что дом держится не на том, что красиво (фасад и убранство), а на том, что лежит в основании и чего часто не видно (фундамент и несущие стены). Так и устойчивость, надёжность церкви определяется совсем не тем, какова она внешне, что у неё на виду. И если мы ищем отражение Божьего благословения только во внешней красоте, то упускаем нечто важное.

Представьте себе человека, который не спал больше суток, которого били и истязали профессиональные силовики, которого провели или даже протащили по пыльным улицам через весь столичный город, приколотили ко кресту, насквозь пробив мышцы и кости, которому каждый вдох даётся через боль, раздирая спину о грубую поверхность дерева, которому не оказывают ни медицинской, ни гуманитарной помощи… Если вы смотрели «Страсти Христовы», то примерно представляете себе, насколько «красива» смерть на кресте. Вероятно, в реальности она была ещё менее привлекательна…

Но именно в этой дичайшей, уродливой, омерзительной картине явлена непревзойдённая красота Божьего замысла. Любовь Иисуса проявляется не в красоте Его вида (одежды, внешности или хотя бы пения или проповеди), но в Его поступках.

Есть ли в наши дни служения, красивые именно в этом смысле? Пожалуй, один из самых ярких примеров – дело Матери Терезы. Оно говорит о любви Бога больше, чем любые слова или песни. Но я точно знаю, что не смог бы участвовать в нем. У нас в церкви есть удивительные люди, которые помогают другим своими дарами в области строительства и ремонта. Прошлым летом построили новые дома двум многодетным семьям, этим летом помогли другой семье привести в жилое состояние неудачно приобретённый дом, а вообще работа в этом направлении ведётся постоянно: пожилым людям часто нужна помощь по ремонту. И я, будучи вовлечён в служение церкви, не знаю даже по именам многих людей, которые вкладывают свою жизнь в помощь другим.

Ту же картину мы видим и в лагерях: люди активнее включаются в то, что красиво. У вас есть избыток поваров или очередь желающих послужить в хозяйственной части? А может быть, лист ожидания из наставников? Сомневаюсь в этом: служение, явно вознаграждаемое на земле, обычно более привлекательно. Восхваляя красоту, будем помнить о том, как обманчива и поверхностна она может быть!

Иван Харитонов (Краснодар)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »