Теперь у них есть поддержка

– Мама, а у меня вырастут руки, когда мне будет пять лет?

– Нет, Васёна, Господь тебя сотворил именно такой, без ручек. Ты уже такая, какая должна быть. В тебе нет ничего лишнего или недостающего. Я люблю каждую твою клеточку и ничего бы не поменяла в тебе!

– Но, те, кто меня не знают, так не думают. Те мальчики на площадке смотрели на меня и смеялись.

Денису было лет десять, когда мы впервые поехали с ним за границу. Помню его изумленное лицо, когда он подошёл ко мне на детской площадке и сказал: «Мама, на меня никто не смотрит». Он был в шоке от того, что остальные дети занимались своими делами и не обращали на него внимания. Я вспомнила об этом пару дней назад, когда Василина забилась ко мне на руки на детской площадке. Целый час я уговаривала её пойти поиграть с друзьями, с которыми мы вместе пришли. Пристальные взгляды – самое безобидное, с чем она сталкивается каждый день. Часто дети ходят за ней по пятам, разглядывая, тыкая пальцем, трогая, смеясь.

Сейчас ей пять лет. Ей уже страшно быть среди людей.

Я вижу, что за десять лет отношение к инвалидам в России изменилось. Помню, как директор школы сказал, что не может принять Дениса, потому что таким, как он, нет места в общеобразовательной школе. Предложили мне специализированный интернат или надомное обучение. В прошлом году, когда Василина захотела пойти в сад, заведующая сказала: «Конечно, мы всех деток берём!»

Раньше с нашей стране ценность человека определялась его полезностью обществу. Дети-инвалиды считались обузой для родителей, поэтому предлагалось отказываться от них или сдавать в специальные интернаты. Условий для детей и надлежащего ухода в этих учреждениях не было, поэтому многие умирали в раннем возрасте. Причиной смерти нередко становилась и сама травма потери семьи: это серьёзный удар, с которым маленький человек не всегда может справиться.

Благополучие ребёнка-инвалида в большинстве случаев зависит от характера родителя. Если родитель – борец, то у ребёнка будет более-менее хорошая жизнь. Он получит медицинское обслуживание, будет учиться и социализироваться. А если нет, если родитель – обычный человек со своими сомнениями и страхами, с небольшими ресурсами, у него есть все шансы оставить новорождённого в роддоме или со временем отдать его в Дом ребёнка. Потому что семья со всеми трудностями не справляется. На сложности из-за здоровья ребёнка наслаивается еще не до конца преодолённое непринятие общества.

Однажды мы с мужем посетили интернат для умственно отсталых детей. То, что мы там увидели, произвело на нас неизгладимое впечатление. Не сложно было принять решение об усыновлении Дениса, потому что на него уже было выписано направление в подобное учреждение. Несмотря на то, что умственных отклонений у Дениса не было, из-за физических ограничений его должны были отправить в интернат для детей с ментальными нарушениями. Часто в учреждениях детям ставят диагноз только для того, чтобы отправить в специализированный интернат, потому что в обычном интернате ему нет места.

Мы не привыкли видеть людей, которые выглядят и ведут себя по-другому. Мы не знаем, как на них реагировать. Для многих незнакомое – страшно. Но все мы творения Божьи, сотворённые для добрых дел. Каждый человек – отражение образа и подобия Божия. Вне зависимости от того, как мы выглядим, на каком языке говорим, в каждом из нас бьётся сердце, которое хочет любви, принятия и восхищения.

«И так во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матфея 7:12).

Если сегодня вы поговорите на тему особых детей с вашим ребёнком, то, возможно, увидев кого-то в коляске или без рук, он вспомнит, что мир разнообразен. Вместо того, чтобы тыкать пальцем, он вспомнит: несмотря на то, что этот мальчик или девочка выглядят по-другому, внутри они точно такие же, как и он. Если вашему ребёнку будет страшно, он прибежит к вам за ответами. Будет знать, что обидные слова ранят, а приветливый взгляд исцеляет. Особенный ребёнок почувствует любовь. Его мама увидит принятие. Другие люди поймут, что ребёнок-инвалид – это не ужасно, и если вдруг у кого-то родится особенный малыш, у мамы и папы найдутся силы сказать: «Мы его не отдадим. Мы видели такого ребёнка, и его воспринимали хорошо».

Они будут знать, что в обществе у них теперь есть поддержка.

Эльмира Кнутсен (Москва)

Эльмира и Крис Кнутсен растят четверых детей. Двое из них – усыновлённые. Денис был принят в семью 9 лет назад. Эльмира и Крис помогали фонду, который занимался детьми-инвалидами. Они хотели помочь найти мальчику семью, а потом поняли, что Бог призывает их самих стать ему родителями. В 2015 году Эльмира и Крис узнали о Василине. Чудесная девочка могла провести всю жизнь в учреждениях из-за физических ограничений. Вся семья приняла Василину, и она стала любимой дочкой  и сестрёнкой.

Вот ещё несколько книг родителей-борцов:

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »