Накопительный эффект

База, на которой уже много лет проходит наш лагерь, представляет собой комплекс деревянных построек, поэтому по соображениям безопасности использование открытого огня в помещениях запрещено. Бывалые наставники, желая создать в комнатах уют, привозят с собой гирлянды электрических фонариков, а свечи, увы, приходится оставить дома.

Как директор лагеря, я периодически прохожу инструктаж по пожарной безопасности (тушу огнетушителем огонь в ванночке), чтобы потом обучить команду, а также нести ответственность за соблюдение правил и координацию действий в случае тревоги. Благодарю Бога, что с реальным пожаром нам ещё ни разу не приходилось сталкиваться. Но сигнал пожарной тревоги срабатывал; бывало, что и по несколько раз за смену.

Однажды группа девочек эвакуировалась из своего домика несколько раз за ночь! Как выяснилось позже, проблема была в неисправном датчике дымоуловителя. Меня восхищает самообладание наставницы: она не видела ни дыма, ни огня, но действовала именно так, как мы учим при пожарной тревоге: будила девочек (поднять которых, несмотря на вой сирены, было не так легко) выводила из домика, звала координаторов.

Однажды, когда пожарная тревога сработала уже второй раз за день (мы были на 99% уверены, что причиной тому стало любопытство воспитанника, нажавшего на красную кнопку), мы всё равно всем лагерем собрались в условленном месте, пересчитали людей в отделах и группах, а дежурные прошли по этажам – проверить, не остался ли кто-то в помещениях.

Почему? Потому что мы верим в накопительный эффект соблюдения правил безопасности. Я услышала о нем от одного из инспекторов, проводивших инструктаж для директоров лагерей: «В рассказах пострадавших от пожара или при обрушении здания часто можно услышать о том, как никто не торопился поверить в реальность угрозы. Кому-то это стоило жизни. Соблюдая правила безопасности, вы помогаете детям выработать правильные привычки, которые однажды спасут им жизнь!»

Один день как тысяча лет

Координаторская у нас находится на третьем этаже – почти весь лагерь видно, как на ладони.

– Ой, Соня бежит, – вдруг заметил кто-то из координаторов.

В том, что обычно спокойная Соня бежала, уже было что-то тревожное.

– Быстро бежит. Со стороны конюшни. К медпункту!

В следующую секунду все, кто были в координаторской, вскочили и поспешили вниз. Сердце билось очень быстро, ведь сонины девочки сейчас не должны были кататься на лошадях. Или должны? По расписанию они стояли раньше. Но потом пошёл дождь. Наверно, время перенесли.

Добежав до первого этажа, мы уже знали, что лошадь сбросила девочку и, кажется, у неё сломана рука. В Ганчаускасе, где мы проводим лагерь, очень плохо с мобильной связью – как говорится, места надо знать. Поэтому я сразу же побежала не к девочке, а туда, откуда проходит сигнал – вызывать скорую.

– Кровь есть? – спрашивает диспетчер.

– Кровь есть? – переспрашиваю я координатора, который стоит рядом и передаёт информацию по рации, связываясь с теми, кто у конюшни.

– Как зовут девочку? – снова диспетчер.

– Секунду, сейчас узнаю.

– Ничего, это не обязательно.

И тут ответ по рации: Юля.

Юля! Ну как же так? У неё ведь в пятницу день рождения! Это важно, очень важно, ведь это именно Юля молилась, когда все ещё было совсем непонятно с планами на лето: «Господи, если в этом году будет лагерь, то пусть там будет один день как тысяча лет!» Лагерь – подарок ей на день рождения.

– У вас там ковида нет? – прервал мои мысли голос диспетчера. – Тогда едем!

Ещё до приезда бригады скорой помощи я связалась с Юлиной мамой. Тот самый трудный момент, когда спокойным голосом, чтобы не пугать родителей, надо сказать, что у нас почти всё в порядке, но…

Рассказав об обстоятельствах произошедшего, я услышала в ответ:

– А она сможет вернуться? Вы примете Юлю обратно? Она так мечтала о лагере, и тут ещё день рождения…

Перелом оказался со смещением, операцию сделали ближе к ночи. Следующий день девочку решили ещё подержать в больнице. Но в свой день рождения именинница с гипсом на руке вернулась в лагерь! Ей подарили фиолетовые шарики и шоколадный торт – всё, как она заказывала, уезжая в карете скорой помощи. Мечта встретить день рождения в лагере сбылась!

P.S. В тот день действительно пошёл дождь, и катание на лошадях перенесли. Опасаясь, что дождь пойдёт снова, Юля надела дождевик, который при порыве ветра хлопнул лошадь по спине. Та испугалась и сбросила юную наездницу, которая приземлилась на руку. Все необходимые меры безопасности были соблюдены, но – несчастный случай! Который обернулся необычным днём рождения, когда Юля получила нечто большее, чем фиолетовые шарики и торт: очень много любви и заботы. Ведь весь лагерь ждал её возвращения!

КИ-3

Тётя Даша, позовите, пожалуйста, мою наставницу, она у качелей стоит.

Хорошо, а почему сама не подойдёшь?

Там на пути играют ребята из КИ-2[1]. Нам же нельзя перемешиваться.

Дистанцирование. Гигиена. Профилактика.

Вот три кита, на которых зиждется в этом году безопасность лагеря. Всего пять страниц поправок к правилам проведения лагеря — но каких! Одно из основных положений: контактировать без соблюдения дистанции можно лишь внутри постоянной группы из тридцати воспитанников. Таких групп в лагере может быть сколько угодно, только бы ваша команда была способна составить расписание таким образом, чтобы они не пересекались. А это — тот ещё квест! Но мы, изучив документ, приняли вызов.

Что же мы получили?

  • Питание в две смены. Мы чувствовали себя как в ресторане: сотрудники кухни успевали подойти к каждому столику, справиться, не нужна ли добавка, или, может, кто-то что-то не ест, и предложить альтернативное блюдо. В столовой стало гораздо тише, что позволило вести за обедом неспешные беседы. Но задача сохранить еду горячей для второй смены с перерывом на дезинфекцию столовой доставила кухне дополнительные хлопоты.
  • Приём душа строго по расписанию. В детской смене, чтобы не делать отбой для трети лагеря слишком поздно, некоторым пришлось поставить душ сразу после ужина. Сотрудники, дежурившие при дверях, направляющие и разводящие потоки жаждущих помыться, ежедневно рассказывали о том, как это помогает им ближе познакомиться с ребятами, выучить имена и построить отношения. Некоторые даже отказывались чередоваться на этом посту — так им это понравилось.
  • Творческие мастерские и даже свободное время проводились по очереди, поэтому привычных моментов, когда весь лагерь вместе, словно море, волнуется и шумит на просторах Ганчаускаса, мы не наблюдали.
  • Не было привычных общелагерных игр, но в расписании дня появились «проекты», когда те самые группы по тридцать человек делали что-то вместе и ближе узнавали ребят из смежных групп. Второй дистрикт подростковой смены так сдружился, что на следующий день после лагеря транслировал свои похождения в многочисленных сторис инстаграма. Они продолжают встречаться и по-прежнему транслируют всё в инстаграм, а ведь пошла вторая неделя после смены.
  • Новые правила подсказали и развитие легенды. Космические Исследователи в количестве трёх отрядов высадились на Планете-316 в первой смене (КИ-1, КИ-2, КИ-3), им непременно нужно было действовать в рамках своего отряда, так как время на поиски артефактов и спасение Земли было ограничено. А три дистрикта (шахтёры, фермеры и учёные), прибывшие на ежегодные Игры Капитолия в подростковую смену, были изолированы друг от друга благодаря коварному плану Искусственного Интеллекта, и даже объединившись, должны были держать это в тайне, соблюдая все формальности.

Когда к нам приехала инспектор, она не только поставила высшие баллы в отчёте, но и поблагодарила:

– Вы звонили, спрашивали, и мне было спокойнее.

– Что вы! Это Вам спасибо, что предложили помощь и разрешили звонить, консультироваться.

– Знаете, я многим предлагаю, но далеко не все звонят.

Думаю, это внутренняя победа: понять, что правила и законы, как и проверка инспекции — не для ущемления наших возможностей или причинения неудобств. Они для безопасности. Как мы знаем из Писания, соблюсти букву закона нам не под силу, но Бог производит в нас желание стремиться жить по Его заповедям, чтобы пребывать в безопасности и нам, и тем, кто будет после нас. Этим летом мы убедились снова: у правил безопасности есть накопительный эффект!

Даша Кузнецова (Рига, Латвия)

[1] Отряд Космических Исследователей №2.

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »