Я и моя семья переболели коронавирусом

18 апреля у меня поднялась температура. Через день с температурой слегла и старшая дочь, шестилетняя Виктория. В тот момент о коронавирусе мы не подозревали, так как придерживались всех необходимых мер безопасности. В сердце был покой. Несмотря на плохое самочувствие, мы верили, что у Бога всё под контролем, и выполняли всё, что зависло от нас. Но самочувствие ухудшалось. Вызвали врачей на дом, было назначено лечение. Через несколько дней дочери стало легче, она почувствовала себя здоровой. Но на следующий день температура вернулась: 38 и выше. У меня всё это время состояние было плохим, ощущалась ломота в теле, головные боли, температура. Спустя некоторое время жар появился и у младшей дочери, пятимесячной Вероники.

Мы молились. Молились родители, родственники, церковь. Лечение не помогало. 25 апреля мы приняли решение вызвать скорую. Меня и Викторию положили в больницу, взяли мазки на коронавирус. Через два дня нам сообщили, что у Виктории положительный тест на COVID‑19, у меня – отрицательный. В связи с этим на карантин попали почти все мои родственники, которые живут в нашем городе.

Нас с дочкой положили в палату, где были люди с неподтвержденным диагнозом. Все были в масках круглосуточно, даже спали в них. У нас взяли анализы, сделали кардиограмму и рентген. У меня лёгкие были чистые, у дочери выявили пневмонию. Когда у дочери подтвердился диагноз, нас перевели в отдельный бокс. В коридор выходить нельзя, у нас свой туалет, медперсонал заходит в спецкостюмах, масках, очках. Дочке ставили капельницы, давали амброксол. Мне — амоклав (антибиотик) и амброксол. Еду привозили в палату на тележке: оставляют её и выходят, мы берем тарелки, потом работник заходит и забирает тележку.

В первые дни в больнице температура не отступала. У меня температура утром могла быть 36, к обеду 37, вечером 38. У дочки несколько раз в день сбивали температуру: до 39 и выше поднималась. Врачи сказали — у дочки односторонняя пневмония.

30 апреля в палате стало веселее — к нам положили маму с Вероничкой. Давида, среднего нашего сына трёх лет, пришлось оставить на попечение бабушки. Хоть новость о том, что у малышки подтвердился COVID‑19, не радостная, но вместе пережить это время проще. В больницу маму с дочкой забрали не только из-за диагноза, но и из-за высокой температуры у малышки. У супруги диагноз не подтвердился.

Все время пребывания в больнице Бог явно показывал Себя и Свою заботу о нас: в отношении медперсонала к нам, в заботе церкви чувствовалась Божья поддержка. Вопреки ожидаемым унынию и расстройству Бог утешал, укреплял веру и посылал ободрение.

Моё состояние не менялось, и примерно через неделю после того, как я попал в больницу, мне сделали компьютерную томографию. Обнаружили двустороннюю пневмонию.

Каждый день приходили тревожные новости от врачей. Несмотря на то, что у некоторых членов нашей семьи были отрицательные тесты на COVID-19, врачи сообщили нам, что все мы являемся положительными. Последующие экспресс-тесты на антитела подтвердили это заключение.

Благодарю Бога, что Он был с нами. У жены и сына болезнь проходила бессимптомно. У младшей дочери несколько дней держалась температура, всё остальное время она чувствовала себя здоровой. Спустя несколько недель пребывания в больнице мы со старшей дочерью чувствовали себя отлично. Температура нормализовалась. Кислород был тоже в норме.

11 мая мою жену Любовь с дочками выписали из больницы. Они впервые за несколько недель увидели сына и брата – Давида. Это была счастливая встреча. Семья была дома, но без меня. Повторная КТ показала неутешительный результат.

Время, когда я остался в больнице один, для меня было самым тяжёлым. Нельзя ходить (палата 3 на 2 метра), нет рядом родных. Было очень трудно в духовном плане. Не хватало церкви, общения. Но в этот момент я очень сильно ощущал Божью руку и утешение. Это было время, чтобы размышлять над своей жизнью. У меня была возможность подумать о себе, переосмыслить свои ценности, провести это время с Богом.

Зачастую так бывает в обычной жизни: семья, служение, работа, всё и везде нужно успеть, много планов, на себя времени не остаётся. Бог решил мне помочь. Он дал мне много времени для работы над собой.

27 мая меня выписали из больницы с последующей самоизоляцией на 21 день, так как я ещё оставался положительным. Я долго ждал этого момента, для меня было огромным счастьем увидеть семью, увидеть сына, которого я не видел больше месяца. Мы вместе благодарили Бога, молились. С эпидемиологической стороны для семьи я уже был не опасен, так как у всех у нас были антитела.

В церкви я не был два месяца. Порою мы не ценим то время, которое даёт Бог. Проходят дни, проходят служения, проходят годы, и мы теряем время. А когда потеряли – понимаем, насколько оно было важным. Для меня было огромным счастьем увидеть семью, попасть на служение. Я безмерно благодарю Бога за то, что он помог мне пройти этот путь и стать лучше.

Сейчас мы чувствуем себя спокойно, не боимся повторного заражения. Молимся, чтобы Бог полностью восстановил нас: процесс реабилитации может занимать ещё год. Болезнь оставила свой отпечаток. Чувствуется постоянная усталость, одышка после лёгких нагрузок. Продолжаем уповать на Бога.

В церкви есть люди, которые не хотят верить во всё это. Они против масок, против ограничений. Есть также категория людей, которые живут в постоянном страхе. Они не ходят на служения, бросаются в панику от любой симптоматики, присущей коронавирусу.

Больше половины людей в церкви переболели ковидом, поэтому воспринимают ситуацию нормально, испытав всё на себе. Некоторые лежали в реанимации. Люди болели примерно с апреля по июнь. В этот период в нашей церкви не было служений. Руководство церкви приняло решение временно приостановить служение из-за большого количества заболевших. В середине июня служения восстановили. Сейчас прихожане спокойнее по поводу эпидемии: нет таких опасений, как раньше, многие имеют иммунитет.

В городе со стороны властей ограничений не было. Но на предприятиях, в организациях, в магазинах ограничения были и остаются. Для сотрудников обязательно ношение маски, нужно избегать рукопожатий, скоплений людей, соблюдать дистанцию. Всё это контролируется руководителями и материально мотивируется (есть реальные штрафы). В начале июля в городе ввели масочный режим, но почти никто его не соблюдает. В масках люди ходили с апреля по июнь. Сейчас все расслабились. После того, как многие переболели, люди не воспринимают этот вирус как что-то опасное.

Если бы меня спросили: «Веришь ли ты в коронавирус?» – я бы ответил: «Да, верю! Но не во всё, что про него говорят». Таков был бы мой ответ до болезни, таким остается и сейчас. Я верю в Бога, я верю в то, что Он сильнее всякого вируса и достоин называться Царём всех царей и Господом всех господствующих. Люди нацепили вирусу корону, но я знаю: только Бог по праву может носить этот символ власти!

Хочу ободрить всех, кто проходит подобным путём. Не опускайте руки, верьте Богу. Он может помочь вам в самой безвыходной ситуации. У Бога есть воздаяние для каждого человека. Жизнь земная – это не воздаяние, это возможность ещё послужить Ему. Воздаяние каждого из нас ждёт на небесах. И даже если бы стоило умереть, это никак не должно поколебать нашу веру. Апостол Павел сказал: «Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Филиппийцам 1:21).

Не ждите, пока Бог будет стоять и стучать в ваше сердце. Откройте его, отложите в сторону суету, выделите время для общения с Ним. Богу будет очень приятно.

Максим Лапатин (Бобруйск, Беларусь)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »