Письмо директору лагеря

Вот нам и сообщили правила игры. За пять дней до начала лета Роспотребнадзор выпустил свои роспотребные рекомендации по «отдыху и оздоровлению детей» в условиях COVID-19. Почитай этот документ. Сначала, конечно, поешь гороха, а потом – почитай.

Что же мы узнаем, изучив эти «рекомендации»?

  • Что открывать лагеря будут не ранее чем на третьем этапе снятия коронавирусных ограничений (п.1.2). Напомню: пока даже до первого этапа дозрела только половина регионов (а именно 44 субъекта Федерации).
  • Что воспитанниками (п. 1.4) и сотрудниками (п. 3.2) лагеря могут быть только проживающие в том регионе, где он находится.
  • Что все сотрудники должны заехать в лагерь одновременно (п. 3.2) и не покидать его до конца смены (п. 3.3), равно как и воспитанники (п. 3.5).
  • Что сотрудников допустят к работе в лагере через 72 часа после сдачи теста на антитела к COVID-19 (п. 3.4). Такие тесты широко введены в Москве, а во многих регионах пока недоступны. К тому же результаты ИФА-тестов очень ненадёжны и годятся только для статистического анализа «больших данных», а никак не для принятия обоснованного решения о состоянии здоровья конкретного человека.

Что ещё?

  • Нельзя объединять детдомовских и интернатских детей с домашними в рамках одной смены (п. 3.6).
  • Нельзя заполнять больше 50% имеющихся в лагере койко-мест (п. 3.7).
  • Каждому воспитаннику необходима справка об отсутствии контактов с коронавирусными больными (п. 3.9), но механизм получения таких справок не проработан.
  • Бесконтактный замер температуры воспитанников и сотрудников должен проводиться при заезде в лагерь (п. 3.8) и два раза каждый день смены (п. 3.13).
  • В лагере должны постоянно находиться два медработника – врач и медсестра (п. 3.15).
  • Между спальными местами воспитанников должно быть не менее полутора метров (п. 3.16).
  • Запрещены общие собрания и другие общелагерные мероприятия (п. 3.24), а также родительские дни (п. 3.25).

И другие санитарно-гигиенические требования… Давай сразу договоримся не оценивать их с точки зрения эпидемиологической целесообразности и здравого смысла, хорошо?

Потому что, по большому счёту, «рекомендации» Роспотребнадзора не содержат никаких открытий. Наше правительство – как и правительства других стран – очень не хочет давать карт-бланш на проведение детских лагерей. В условиях чрезвычайной ситуации лагеря не были включены в число стратегически важных предприятий, а после неё – в список отраслей, наиболее пострадавших от кризиса. Считается, что лагеря не выполняют жизненно необходимых социальных функций. Лагеря неприбыльны, а значит, на налогах с их деятельности не разгуляешься. Лагеря – это повышенный риск для жизни и здоровья, причём детской жизни и здоровья. Помнишь Сямозеро? Да, то карельское озеро, в холодных водах которого в 2016 году до смерти замёрзли 14 детей? Помнишь палаточный лагерь «Холдоми» в Хабаровском крае? Тот, где в прошлом году сгорели четверо воспитанников? Об этих трагедиях помним не только мы с тобой, помнит вся страна. Шок, гнев, осуждение виновников – сильные эмоции, но это и легко воспламеняемое топливо для масс-медиа. Преступная халатность допущена в одном лагере, а последствия коснулись всех лагерей: изнурительные проверки; закрытие по поводу и без повода («как бы чего ни вышло»), родительские страхи.

Так и в этом году: если лагерь получит официальное разрешение на работу, а потом в нём произойдёт вспышка ковида, то резонанс в соцсетях и в СМИ будет огромный, голова с плеч полетит у многих начальников. А если лагерь не открывать, то недовольны будут только родители, дети да организаторы детского отдыха. Но проявить своё недовольство так громко, чтобы услышали на федеральных каналах, они не смогут – а значит, им можно и пренебречь.

Поэтому даже если нынешний лагерный сезон будет на месяц или два открыт, это «разрешение» будет обставлено множеством условий, трудно- или невыполнимых во всей своей полноте. Цель такого «неудобоносимого бремени» – снять ответственность с государственных органов и повесить её на коммерческие, общественные, религиозные организации. Если лагерь пройдёт без проблем – государство запишет бонусы на свой счёт. Если же там кто-то заразится, заболеет или, не приведи Господь, умрёт – всегда найдётся требование, которое не было выполнено, и привлечь к ответственности можно будет организаторов. Так что проведение лагеря летом 2020 – не просто риск, а риск запрограммированный, системный.

Возможно, твой пастор, которому ты показал это письмо, уже спрашивает тебя: если всё так сложно, может, в этом году лучше вообще не делать лагерь? Зачем держаться за старые формы? Проведём лучше онлайн-лагерь – или евангелизацию во дворе церкви!

Возможно, у вас в братском совете есть въедливый член, который под микроскопом изучил новообретённые рекомендации и обнаружил, что единственно возможной продолжительностью смены Роспотребнадзор считает 21 день (п. 3.3 можно трактовать именно так). Если все другие форматы, гораздо чаще используемые в наших лагерях (уикенд, неделя, 10 дней), действительно оказались вне закона, то для большинства из нас проведение лагеря станет невозможным и без всех прочих ограничений.

Наконец, никто не отменял введённую прошлой осенью статью 14.65 КоАП об обязательном вхождении лагерей в региональные реестры «организаторов отдыха детей и их оздоровления». Ты ведь не забыл, какой штраф с сегодняшнего дня положен для тех, кто осмелился проводить лагерь, не состоя в реестре? Верно: от полумиллиона до миллиона рублей.

Так что же: отказаться от лагеря? Остаться в городе? Лечь на дно? Сделать наконец ремонт в собственной квартире? Но как смотреть в глаза детям и подросткам? Что сказать сотрудникам? Что сказать Богу, когда Он спросит тебя: «Добрый и верный раб, как распорядился ты теми возможностями, которые Я дал тебе летом 2020 года?»

Да, ты не ослышался. Пост- (или меж-) карантинное лето 2020 года открывает огромные возможности для христианских лагерей. Люди устали от самоизоляции и социального дистанцирования, а дети устали вдвойне. Все страдают от замкнутости в четырёх стенах, от гиподинамии и природодефицита, от информационной интоксикации, от противного человеческой природе тотального «зазумления». Вопросы о болезнях и смерти, безработице и бедности, межличностных конфликтах и несовместимости в семье из теоретических вдруг резко стали практическими и вошли в каждый дом. При этом дети и подростки переживают кризис более травматично. Они разделяют страхи, волнение, стресс, гнев, раздражение взрослых, но не могут их понять, склонны принимать на свой счёт, не знают, что можно сделать, чтобы изменить ситуацию. Они более, чем когда-либо раньше, одиноки без Бога – и более, чем когда-либо раньше, открыты для того, чтобы принять благодать Господа Христа. Наконец, этим летом все дети нашего города – в нашем полном распоряжении: их не увезут ни в какую Хургаду или Марбелью, а родители будут благодарны любому, кто возьмёт на себя ответственность за их ребёнка и хотя бы на неделю снимет его с родительской шеи.

Нам говорят, что в этом году в лагере нужно практиковать социальное дистанцирование и выполнять множество новых санитарных требований? Вот и здорово! Пусть наш лагерь станет для подрастающего поколения моделью новой реальности, «новой нормы», в которой ему придётся жить ещё довольно долго.

Нам говорят, что нужно отказаться от больших общелагерных игр и мегапоклонений? Замечательно! Мы можем опробовать в деле децентрализованную модель лагеря! Тот же коронавирус, что выгнал церковь из культовых зданий и побудил собираться по домам, лишит нас общелагерных мероприятий, но создаст условия для бесед с глазу на глаз и воспитания искупительных отношений в малых группах.

Нам говорят, что наши лидеры не готовы к такой ответственности, не обучены наставничеству, недостаточно мотивированы? Это отличная педагогическая ситуация! Где как не в условиях, приближенных к боевым, можно проверить духовную зрелость наставников и их посвящение детям? А обучение они могут пройти в Онлайн-Академии Наставников (ты уж прости меня за рекламу).

Нам говорят, что мы не сможем использовать официальные лагерные площадки и турбазы, которые привыкли арендовать? Хорошо! У большинства членов церкви есть дачи, приусадебные участки, домики в садоводствах, у некоторых – коттеджи и даже хутора. Пусть наш лагерь рассеется и расселится по частному сектору, пусть лишится обустроенных спортплощадок и элементов инфраструктуры, но сохранит тепло и силу временного сообщества!

Нам говорят, что в нашем регионе карантинные ограничения продлятся минимум до сентября и лучшее, на что может рассчитывать ребёнок летом – это провести отпуск с родителями? Слава Богу за возможность служения семьям! Возьмём в этом году для лагеря семейную программу, принесём в каждый дом, поможем родителям её подготовить и провести, а координировать их работу и устраивать взаимодействие между группами-семьями будем с помощью средств интернет-коммуникации!

В заключение – ещё несколько мыслей, которые, возможно, дадут тебе надежду на то, что из нынешней безвыходной ситуации всё-таки есть выход.

Во-первых, требования Роспотребнадзора носят такой избыточный, экономически необоснованный и практический невыполнимый характер, что даже в самом правительстве есть разумные силы, призывающие ограничить их применение. Так, Министерство экономического развития РФ предлагает проинформировать хозяйствующие субъекты о рекомендательном характере размещённых на официальном сайте Роспотребнадзора документов. Я ожидаю, что эти одиозные и непотребные требования будут либо отменены, либо смягчены, либо просто проигнорированы всем лагерным сообществом.

Во-вторых, в личных беседах сотрудники департамента социального развития говорят, что лагеря продолжительностью до 10 дней не подпадают под требование о вхождении в реестр и не должны получать санэпидзаключений. Впрочем, я не уверен в том, что это частное мнение будет иметь силу в суде.

В-третьих, требования к дневным лагерям намного более реалистичны и выполнимы, чем к лагерям стационарным (раздел 2 «рекомендаций» Роспотребнадзора).

Наконец, палаточные лагеря в этом документе вообще не упоминаются, а ведь они в наибольшей степени соответствуют тому здравому зерну «рекомендаций», которое выражено в п. 3.25: проводить максимум мероприятий на открытом воздухе!

***

Говорят, что Сократу принадлежит знаменитая фраза: «Кто хочет — ищет способ, кто не хочет — ищет причину». Оказавшись в центре циклона, можно лечь на дно, затаиться, выждать, посмотреть, как отреагируют на кризис другие – а потом сделать так, как «княгиня Марья Алексевна». А можно вызвать огонь на себя, пойти на риск Христа ради, воспользоваться редким шансом соучастия в славе Божьей.

Чему уподоблю твой риск этим летом? Героизму Петра, который рубит ухо рабу первосвященника? Бесстрашной верности Стефана, решившего для себя: «Делай, что должно, и будь, что будет»? Гласу Павла, вопиющего в афинской пустыне? Или способности Филиппа видеть конкретного человека в его нуждах и возможностях, служить ему и приносить ему радость?

Желаю тебе мудрости от Бога, поддержки от команды и от церкви, радости и благодарности от детей, и втройне – того дерзновения и мужества, которые до сего дня помогали тебе быть директором христианского лагеря.

Александр Харитонов (Ленинградская обл.)

Полезные ссылки

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »