На улице Пограничной

В христианский лагерь я впервые приехала в 12 лет в 2001 году. Чтобы туда попасть, я работала два месяца и смогла оплатить себе путёвку, чтобы родителям оставалось купить только билеты на поезд. И то, и другое было моим первым опытом – и христианский палаточный лагерь, и работа. Возможно, благодаря личному труду и осознанному стремлению оказаться именно в таком лагере я и вынесла из него многое. Саму себя. Та смена оказалась для меня судьбоносной.

Там появились друзья, с которыми мы прошли большой путь и до настоящего момента сохраняем близкие отношения.

Там я впервые увидела человека, который в будущем стал директором лагеря, и многие годы мы служили в одной команде и других общих проектах.

Там во время дня самоуправления я увидела себя в роли наставника. Один день на той смене и 17 лет служения в этом качестве после неё. Я останусь наставником и за пределами лагеря, как человек, готовый слышать сердце подростка и отвечать ему.

Это была единственная смена, когда я была воспитанником. Через год я уже вошла в команду лагеря и приняла крещение.

Ещё мне врезалось в память задание для групп, когда мы придумывали название для лагерных улиц. Улицу нашей группы назвали так, как я предложила – «Пограничная». У этого названия был философский смысл. На закате тень ложилась по той дорожке ровной линией, отделяя территорию света от территории темноты. Мы жили словно на границе. Граница – это выбор. Граница – это про вопросы себе: с какой ты стороны? И про то, как легко оказаться за пределами границы. «Кто ты? Где ты? Какой ты?» Меня, как любого подростка, очень волновали эти темы. Я искала себя и понимала, что мне близка идея стать «пограничной», то есть способной соединять разные миры, быть между ними «пограничником», переводчиком, связистом. В каком-то смысле, наставничество тоже про это. Чтобы обеспечить связь, нужно понимать оба мира хорошо, какими бы эти миры ни были. Мир радости и мир боли, мир взрослого и мир подростка или ребёнка, мир целый и мир разрушенный, мир с Богом и мир без Бога. Я всегда стремилась знать больше.

Я до сих пор «пограничная» и живу на этой «Пограничной» улице, и вовсе не потому, что не нашла свое место, а потому, что это и есть мое место – на развилках и перепутьях, на тех самых линиях, которые отделяют одно от другого. Я обеспечиваю связь между мирами разных людей, и мне это нравится.

В том лагере были и другие незабываемые впечатления. Палатка промокла, и нас с подругой посреди ночи переселили в другую. А потом до конца смены мы так и переселялись к кому-то, пока наша не высохла. Зато по пути нашли новых друзей, с которыми потом вместе выросли. Там был мой первый сплав на катамаране и восторг грести веслом. Там я застряла в узком месте в пещере, и с тех пор меня в пещеры по доброй воле не загнать. Там я научилась колоть дрова колуном. Он очень тяжёлый, но у меня получалось. Там были красота природы, звёздное небо, душевное пение и непередаваемое чувство великолепия переживаемого опыта.

Бог в лагере для меня всегда по-особенному близок. Пронзительно и до самой глубины.

Потом было много разных смен. Тех, которые я помню так же остро и в деталях, куда всегда рада вернуться и чувствами, и картинками впечатлений. Были и такие, которые не хочу заново проживать даже в мыслях. После той, самой первой смены, меня ждала большая жизнь, в которой было всё: и радости, и горести, и победы, и провалы. Но именно та первая смена была особенной. Потому что первый лагерь – это навсегда. Это дверь, которую можно открыть только один раз, – как и всё, что случается впервые.

Спасибо, Бог, за то, что я до сих пор помню ручку той двери на ощупь. За тот восторг, который открылся мне. Потому что этот путь мы прошли вместе. Спасибо за каждого человека на этом пути. Ведь лагерь – это в первую очередь люди.

Алёна Калугина (Москва)

Все материалы номера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »