Мы познакомились на Конференции ХМЛ

Редактор этого номера «Лагерной правды» Роберт Акбашев взял интервью у служителей лагерей, которые на время оставили свой лагерь и поехали за тридевять земель, чтобы послужить в чужом: Татьяны Нечаевой (Свердловская обл.), Марины Баранок (Архангельская обл.) и Даши Кузнецовой (Рига).

РА: Каким образом ты оказалась сотрудником «чужого» лагеря?

ТН: Первый раз в другой лагерь я поехала на практику. Это было лет 5-6 назад, я тогда училась в Институте Директоров Лагерей. И одно из заданий было сугубо практическим: обмен опытом, наблюдение со стороны за работой коллег. Но просто наблюдать я не умею. Эта практика стала началом большой дружбы и сотрудничества с московским лагерем «Контакт».

ДК: Это произошло не с первой попытки, а со второй. Служить «особым» воспитанникам в лагерь «Бабочка» я поехала, пройдя момент сомнений в том, что это действительно Бог побуждает меня туда ехать, а не только мои эмоции.

МБ: В 2019 году на Конференции ХМЛ была тема «Отдохните немного». Она как нельзя лучше подходила к ситуации, сложившейся в нашем лагере. Многие захотели «немного отдохнуть», но не я… На самом деле, я давно мечтала послужить в другом лагере, и наконец такая возможность представилась.

РА: Искала ли ты на Конференции знакомства с кем-то, кто пригласил бы тебя служить в свой лагерь?

ТН: Нет, я не искала таких знакомств целенаправленно. Наверное, «близкие по духу» находятся сами. Так я 4 года назад попала в лагерь «Радость», так я планирую послужить в «Бабочке».

ДК: Нет, не искала, ведь и в своём лагере некогда скучать. Но эта мысль стала просто навязчивой: я пошла искать в сети видео о сменах «Бабочки», слушала интервью с сотрудниками. До этого я видела на сцене КЛХЛ Анну Сергееву, директора лагеря, когда она рассказывала о нём на одном из вечерних собраний, и, видимо, что-то коснулось моего сердца.

МБ: Да. На Конференцию я ехала с личным заданием от директора нашего лагеря: узнать даты заездов и нужду в сотрудниках у других лагерей. При любом удобном случае – во время еды, перерывчиков – я знакомилась и записывала в блокнот необходимые данные. А потом был долгий и сложный процесс выбора.

РА: Как правильно выбрать лагерь? По каким критериям?

ТН: Я общалась с людьми, и мне было с ними настолько тепло и интересно, что решение поехать было органичным продолжением дружбы.

ДК: Не думаю, что это был вопрос выбора. Скорее, вопрос решения. Предварительно поговорив с директором лагеря, я услышала, что есть нужда в координаторе, и поняла, что могу на эту нужду ответить.

МБ: В моём случае первым критерием выбора были даты. Всё остальное: место (хотя здесь тоже играли значение даты, т.к. отпуск ограничен и время на дорогу в него тоже входит), команда, возраст детей и прочее было по принципу – Бог усмотрит. Главное, что было большое желание попробовать себя в чём-то новом и выйти из зоны комфорта.

РА: Как правильно себя презентовать? Как это было у тебя?

ТН: В «Контакт» я поехала к соседке по парте, и презентация моих возможностей состоялась, так скажем, «в полях». В Ригу, в лагерь «Радость», я ехала к хорошему другу и директору Вике Бортко, с которой до этого служила бок о бок на Конференции ХМЛ. Тут моя презентация не требовалась.

ДК: Не помню, чтобы я себя презентовала. Я задавала вопросы о лагере, много вопросов.

МБ: Так получилось, что презентовать себя мне не пришлось, т.к. координатор программы знала меня по Конференции. Потом, конечно, я заполнила анкету сотрудника и узнала, что буду наставником (если честно, то это самая сложная роль для меня).

РА: Кто оплачивал твои транспортные расходы, проживание и питание в лагере?

ТН: По-разному. «Контакт» был для меня большим финансовым благословением. Все пять лет нашего сотрудничества это были заграничные поездки. Первый лагерь я оплачивала на общих основаниях, приятным бонусом был частичный возврат небольшой суммы. Впоследствии расходы на дорогу и проживание покрывались иногда частично, иногда на 100%. В лагерь Вики я всегда ездила и продолжаю ездить и возить своих подростков за свой счёт, визу и дорогу оплачиваю сама. Но проживание в лагере покрывается из бюджета. Для меня всегда большое чудо видеть, как Бог содержит этот уникальный лагерь.

ДК: Транспортные расходы покрывала самостоятельно (виза, билеты), проживание и питание были за счёт лагеря, как и для всех остальных сотрудников.

МБ: Транспортные расходы были на мне, и только они. Взнос сотрудника с меня не стали брать.

РА: Правда ли, что находясь в лагере на положении гостя, отдыхаешь больше, чем работаешь?

ТН: Не могу так сказать. Я никогда не была в лагере на положении гостя. Когда попадаешь в сказку лагерной смены, руки начинают зудеть, мозги работают на все 200%, генерируя идеи. Если пригласили, нужно быть не гостем, но частью команды.

ДК: На положении гостя? Ой, а что, так можно было? В «Бабочке» я была шеф-координатором, что включало в себя этап подготовки, который начался за несколько месяцев до самого лагеря. Одновременно являясь директором двух смен у себя дома, для «Бабочки» писала и ставила сериал для вечерних собраний, проводила литературную мастерскую — я ехала служить.

МБ: Ни в коей мере не считала себя гостем, хотя многое было в новинку. Старалась влиться в команду с первого дня и служить наравне со всеми. Я чувствовала себя комфортно в новой команде. Как будто приехала к родственникам.

РА: Как ты формулировала для себя основную цель поездки? Достигнута ли она?

ТН: Я хотела изнутри увидеть, как работает другой организм, другая команда. Взять что-то для себя. И каждая смена приносит новый опыт, новые открытия. Меняюсь я, меняется моя собственная команда.

ДК: Я хотела дать — поделиться тем, что у меня есть, — творчеством, новыми формами и подходами к программе. И получить тоже ехала. Это был вызов — выход из зоны комфорта, новый опыт, команда, новое путешествие с Богом. Я очень благодарна Ему за это время. Цели достигнуты, ожидания оправдались полностью.

МБ: Основной целью моей поездки был обмен опытом и служение Богу. И мои ожидания оправдались. Было много того, что я взяла на заметку. Не скажу, что всё давалось легко и непринуждённо. Но это была хорошая смена.

РА: В чём ты видишь свой главный вклад в служение принимающего лагеря?

ТН: Я, кроме практической пользы – служения координатора, несу часть своего личного опыта, свой дух, дух моей команды, новый опыт.

ДК: Мне радостно получать известия о том, что пишутся сценарии и ставятся сериалы для вечерних собраний, что в них стали играть не только сотрудники, но и «особые» участники лагеря, приятно сознавать, что в этом есть и моя доля участия.

МБ: Мне сложно судить о себе и своих успехах. Считаю хорошим вкладом то, что я была готова поехать служить в любой роли (в меру своих способностей). Дала идеи для парочки общелагерных игр, которые потом воплотились в жизнь.

РА: Что этот опыт сотрудничества дал лично тебе?

ТН: Это огромная лагерная Божья семья, я чувствую себя принятой и любимой в разных местах, городах. Ну и, конечно, опыт работы в разных командах обогащает меня.

ДК: Один из уникальных моментов — опыт работы с незнакомой тебе командой, когда даже с координаторами ты не знаком лично и готовишься удаленно, а потом встречаешься, и кажется, что вы знали друг друга уже давным-давно. Это многое говорит мне о том, что все мы — дети одного Отца, и о том, как важно помочь каждому в команде занять своё место, тогда происходит это чудо синергии!

МБ: То, что я увидела и пережила в лагере «Гора преображения», внесло существенный вклад в моё видение служения. В некотором смысле это был своеобразный разрыв шаблонов. То, что казалось невозможным у нас (даже и мысли не приходили такие), здесь считалось в порядке вещей. Один из примеров: дети сами за собой мыли посуду. Вау! А мы всё думали, как бы облегчить труд работников кухни.

РА: Что этот опыт дал твоему лагерю?

ТН: Самое очевидное – новые программные фишки и идеи. Более глобально – опыт воспитания поколения тех, кто встанет после нас – это видение лагеря «Контакт», опыт работы со сложными и особыми детьми – это то, что появляется в нашем лагере сегодня. Опыт решения сложных и очень сложных вопросов: наставнических, программных, директорских, зарубежных выездов, организации экскурсий в местах, где я никогда не была, отправления ребенка домой, разрешения сложных внутригрупповых конфликтов.

ДК: Новые примеры и рассказы для моей команды, свидетельства о силе и чудесах живого Бога. Вдохновение!

МБ: Опыт, приобретённый в этом лагере, обязательно принесёт свои плоды летом 2020 года.

РА: Польза сотрудничества для обеих сторон кажется очевидной. А есть ли в нём риски, подводные камни, минусы? В чём они?

ТН: Попытки идти проторенным путём и негибкость – те камни, о которых разобьётся корабль сотрудничества. В остальном я вижу только плюсы.

ДК: Скажу как директор: да, принимая человека со стороны, ты рискуешь, ведь ты отвечаешь за команду, которую созидал годами. Но это также и возможность вдохновения, иного взгляда, нового подхода. Это в каком-то смысле обновление! Последние два года в нашем лагере служат Дмитрий Карлаш и Юлия Козырькова из Украины, они для нас большая радость и благословение!

МБ: На самом деле, брать нового человека в команду – это большая ответственность. Особенно если нет возможности вместе заранее готовиться к лагерю. Не знаешь, как он поведёт себя в критической ситуации. Надо знакомиться, присматриваться, а смены часто очень короткие для этого.

РА: Развились ли после первого опыта сотрудничества долгосрочные отношения? Тебя или кого-то из твоей команды приглашали в тот лагерь снова?

ТН: Наше сотрудничество с лагерями «Контакт» и «Радость» продолжается до сих пор в различных форматах. В Ригу я еду снова этим летом с командой своих подростков. А «Бабочка» – пока я жду, когда Бог усмотрит наше сотрудничество.

ДК: Я была в «Бабочке» дважды, сотрудник из моей команды ездил туда служить и со мной, и после меня. Я слежу за фото- и видеоотчётами этого лагеря, получаю рассылку, молюсь. Мы поддерживаем отношения, всегда рады встречам, в том числе и благодаря КЛХЛ. Например, в этом году одной из моих студенток будет сотрудница этого лагеря. И я не исключаю возможности сотрудничества в будущем!

МБ: При воспоминании о времени, проведённом в «Горе преображения», меня охватывают приятные чувства. Хотелось бы ещё раз поехать туда. Ведь за такое короткое время мы стали как родные. Надеюсь, что такая возможность представится. Долгосрочные отношения ещё не успели развиться, но дружеские точно укрепились.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »