Что меня ждёт?

«Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь» (Исаия 55:8)

Я родилась в двадцатом веке, но даже воспитатели детского сада сходились во мнении, что мне больше подходит восемнадцатый. Видимо, что-то пошло не так…

Очень долго привыкала к детскому саду, практически до его окончания. Поэтому так радовалась, что в первый класс все дружно пошли детсадовской группой. Тем непонятнее было решение родителей перед началом третьего класса перевести меня в английскую школу. Зачем? Помню, как по щекам катились горячие слезы прямо в тарелку с бабушкиным борщом: «новая школа, а меня даже не спросили». Первое полугодие было мучением — сидеть на уроках английского и не понимать ни слова, среди тех, кто учил язык уже два года. Думала, не выучу его никогда.

Школа давно позади. Я читаю, перевожу, общаюсь, пишу и даже учусь — на английском. И это только благодаря школе. Больше я английский не учила нигде.

Сколько себя помню, всегда мечтала стать учителем. Русский и литература — да! Выбрав русскую филологию, услышала от родных: «И что же тебя ждёт? Русские школы в Латвии закрываются, ты останешься без работы, одумайся!». А работа была, почти сразу, в частной школе, потом в частной христианской, мечта!

И вдруг предложили заместить директора детского служения в церкви. На год. С тех пор прошло уже шестнадцать лет. В школу я так и не вернулась. Что-то пошло не так?

Думая о свадьбе (ну, кто из девочек хоть однажды об этом не думал), переживала, кто из отцов поведёт меня под венец. Тот, чью фамилию ношу, или тот, кто вырастил? Каждый был дорог. С каждым была своя история.

Сейчас выбирать не пришлось бы. Время течёт, все меняется.

Мальчиков в школе избегала и стеснялась даже заговорить. В подростковом возрасте сильно не переживала из-за отсутствия романтических отношений, полагая, что все придёт в своё время. Годам к двадцати пяти уж точно всё будет: и муж, и дети.

У меня около ста детей. Каждое воскресенье, в воскресной школе. И больше ста каждое лето — в лагере. Но когда я возвращаюсь домой, свет в квартире горит только в одном случае — если я забыла его выключить.

Отъезжая от церкви в свой первый христианский лагерь, скептически оглядывала пассажиров автобуса, деля их на участников и сотрудников, примеряя, с кем могла бы оказаться в группе. Никто по возрасту сильно не подходил. Так потом и оказалось — я была самой старшей в той смене. На коленях у меня сидела плачущая младшая сестра, она впервые уезжала из дома. «Что меня ждёт? Две отличные недели!» подумала я с несвойственным мне сарказмом.

Тот лагерь был первым не только для меня. Это была вообще первая смена в истории лагеря — начало. Прошло двадцать пять лет, я не пропустила ни одной его смены. Более десяти лет я его директор. «Что меня ждёт? Две отличные недели!» — оказалось, гораздо больше, и без сарказма. А девочка из той первой лагерной группы — моя лучшая подруга до сих пор.

Очень многое в моей жизни пошло не так. Не так, как я себе представляла. Что в этом я считаю самым трудным? Умение отказаться от собственного плана. Позволить Богу «сделать что-то не так» и верить, что это — лучшее.

Совсем скоро я поеду на Конференцию лидеров христианских лагерей, где буду преподавателем и координатором курса «Творчество в лагере и в жизни». Такого курса на Конференции ещё не было, я готовилась к нему с осени. Писала цели, видение, миссию, представляла, мечтала, думала. И сейчас понимаю, что обязательно что-то «пойдёт не так», и мне надо будет позволить Богу удивить меня. Значит ли это, что не стоило строить планы? Конечно, нет, «ведь Бог действует в запланированном и участвует в планировании» (А. Зибарт). Только иногда надо правильно задавать себе вопрос: не только о том, ЧТО меня ждёт, но и КТО.

Господи, где ты?

Я уже там, где ты ещё не была, не бойся!

Даша Кузнецова (Рига)

P.S. «Только то мы и можем сохранить, что добровольно отдадим Богу. А то, что попытаемся удержать для себя, непременно потеряем» (Клайв Льюис).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »