Нулевой километр

Провести детство в СССР и ни разу не побывать в пионерском лагере? Легко! А ведь все мои одноклассники и друзья ездили летом в лагеря. Все с восторгом рассказывали о том, как там здорово. А я слушал – и совсем не завидовал. Потому что был уверен: всё равно нигде не будет лучше, чем в моей любимой летней Усть-Нарве, на берегу Балтийского моря!

И в христианских лагерях я в детстве не бывал. Я даже не догадывался об их существовании, как и подавляющее большинство советских детей. Так что совсем не удивительно, что в лагерь я впервые попал уже взрослым дядей, в 1993 году. О христианских лагерях я к тому моменту уже кое-что знал, потому как только что перевёл на русский «Книгу для наставника» Дейва Лоуэна. Но это было чисто теоретическое знание, я и переводил-то «на ощупь». А тут Дейв пригласил меня приехать в лагерь. В июле. С семьёй. Так сказать, сверить перевод с реальностью.

Большого энтузиазма по поводу этой поездки я не испытывал, но Даша, которая в детстве бывала в Анапе, сказала: «А почему бы не попробовать? Да и Ване [ему едва исполнилось два года] будет полезно поплескаться в Чёрном море!» Как и в другие решающие минуты жизни, её устами говорила Мудрость, и я прислушался.

Первым впечатлением от лагеря была жара. И вторым тоже. Неотступная, изнурительная, влажная южная жара. Дело в том, что я прежде не бывал на юге летом и не знал, каково это. Наверно, если количество подходов к морю и время, которое твоё тело проводит в воде, никак не ограничены, в Анапе можно «отдохнуть». Но просто жить и тем более работать – решительно невозможно. Днём даже в тени под 40 градусов, ночь тоже не приносит облегчения. Никаких кондиционеров (93 год!). На весь лагерь один вентилятор: в офисе, где сидят канадцы. Мощный, похожий на пропеллер, снятый с самолёта времён мировой войны (первой). Да и сам лагерь… Очень шумно, очень многолюдно, очень хаотично. Короче, первое впечатление было так себе. Зачем я её послушал, зачем приехал сюда?

А потом сквозь жаркое марево, какофонию звуков и мельтешение тел начало проступать Настоящее. Младенец во Христе, я тогда жадно ловил всякое слово истины. И уже привык, что его выдают с утра по воскресеньям, на молитвенном в среду, а ещё на группе разбора – если повезёт. Можно, конечно, читать и самому, но как уразуметь, если кто не наставит тебя? А тут, в лагере… Откровения, ободрения, обличения, озарения прилетали постоянно, неожиданно и из самых непредсказуемых источников. Бог говорил через взрослых и детей, через проповедника и работников кухни, через прославление и спорт, через обстоятельства, события, конфликты, победы, поражения, знакомства и расставания. Но больше всего мне нравились утренние молитвенные встречи сотрудников. Может быть потому, что это было наименее жаркое время дня, когда футболка была ещё сухой и не липла к коже. Может быть потому, что всем наливали кофе. А может – потому, что каждое утро Словом из Библии делился новый человек. Каждый говорил по-своему, каждый говорил от сердца, и получалось познакомиться с ним или с ней по-новому, намного глубже. И по-новому познакомиться с Богом – таким, каким Он открылся этому брату или сестре. А однажды утром неожиданно пригласили высказаться и меня. Я даже поперхнулся. Помню, говорил что-то благочестивое, недавно услышанное. Меня не перебивали, но дождавшись паузы в потоке, спросили: а сам-то ты что думаешь? Я поперхнулся снова… и вдруг что-то сказал, как будто не своим голосом, и сам страшно удивился. Беседа потекла дальше, а я остался с чувством, которое, как узнал позднее, Библия называет «и Саул во пророках!»

В том лагере мне открылось, что вокруг меня сплошь чудесные, добрые, заботливые, небесные люди. Очень хотелось стать одним из них – и не верилось, что это уже так. Всё происходящее постепенно выстроилось в стройную последовательность и обрело высший смысл. Я понял, о чём написано в «Книге для наставника», и даже больше того. Правда, я только начинал понимать, что движет этими прекрасными людьми. Тогда меня гораздо больше занимало, что Бог делает в лагере со мной. Я приехал в Анапу совсем не как воспитанник, а уезжал убеждённым: этот лагерь, это сообщество, этот опыт был приготовлен именно для меня. И если немножко подкрутить вентиль и убавить адскую жару, то станет ясно, что это – филиал Небесного Царства.

В декабре того же года мы зарегистрировали ассоциацию «Христианские международные лагеря России», в январе провели первый Семинар для директоров лагерей (из таких семинаров через несколько лет выросли КЛХЛ), весной – Семинар для сотрудников. Остальное – история.

Александр Харитонов (Санкт-Петербург – Анапа, далее везде)

Нулевой километр: 1 комментарий

  • 02.12.2019 в 12:07
    Permalink

    После первого абзаца захотелось в Усть-Нарву

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »