Хитиновый покров

В 1821 году француз Анри Браконно,
директор ботанического сада в Нанси,
обнаружил в грибах вещество,
нерастворимое в серной кислоте.
Вики

Случилось так, что после многолетнего опыта работы в христианских сферах мне пришлось устроиться на работу в обычную школу. Школа была частной, но дети и подростки везде похожи, и со временем вокруг меня сформировалась кучка молодых людей, парней и девушек: в церкви это означало бы успешную работу молодёжного лидера, да видимо, бывших молодёжных лидеров не бывает, и вот, в ущерб своему сну, я возвращаюсь в прошлое, ибо не могу не вернуться.

Надо сказать, группа молодых людей была немного криминальной: мелкие кражи планшетов, мобильников, травка, да и город Дедовск будто вылупился из 90-х… А ещё один из «товарисчей» был сыном пастора потомственных баптистов, и мы все хорошо понимали его двойственную, или более, жизнь.

Я не могу назвать это дружбой. Это была режущая всех любовь: нас ничего не связывало. И никому ничего было не понятно. Но мы все всегда собирались вместе. На всех переменах. Они даже ездили из Дедовска в Истру – во двор, где я живу. Администрация школы относилась к этой дружбе трудно: хотя ничего странного не происходило, был вынесен запрет собираться в моем кабинете всем, кроме приходящего на урок класса. Но это никому из нас не мешало. «Гонения» то зашкаливали, то забывались, а общение не прекращалось.

Как «истинный лагерник», я не могла жить без лагеря. Вскоре и в школе получилось организовать уикенд по формуле «нецерковные дети + странные педагоги + олдовая церковная лагерная команда». «Откровение» – так назвался наш лагерь и наша команда, это было «железно»! Наш компактный smart-конгломерат был совершенным: все знали своё дело, место и время. И главное – мы понимали друг друга и своё служение.

Дети из школы, попав на место назначения лагеря, просто преобразились: тогда там ещё стоял деревянный огромный замок для пейнтбола. Это впрыснуло романтики, и все 40 человек растворились в необыкновенном детском счастье. Они просто летали по территории и светились. Программа уикенда была лишь приятным дополнением, а ведь она была шикарной! Такого времяпрепровождения у наших детей никогда не было, да и у лагерной команды тоже: в наши церкви этих детей звать мы не могли, поэтому решили просто бескорыстно служить только любовью. Бескорыстие – это вообще козырь.

Но моя «группа в полосатых купальниках», школьные пацаны – пфф… Это ведь «элита»! Честно сказать, администрацией школы было решено старшие классы не брать во избежание ответственности за проступки юности, да и они бы не поехали на какой-то выезд с маленькими детьми, но данность была такова, что они тоже хотели поехать. Они много помогали мне, разбираясь в оборудовании и настройках моего компа. А один из них – племянник завуча, она тоже была в числе педагогов-новаторов-организаторов уикенда, и вот: гремучая смесь уже носится между корпусов базы, стены которой видели всё что угодно.

Понятно, что старшие пацаны взяли алкоголь, в надежде, что жить они будут отдельно и «замутят». Да им ещё «по-родственному» учителя подлили коньячка. И вдруг – неизвестные мужики приходят к ним в комнату и располагаются на кроватях… Меня, на тот момент уже спящую, просто осадили смс нецензурного содержания. «Неизвестные мужики» – это были наши «лагерные» парни, в том числе и Саша Масюков, выпускающий редактор данного номера… Время в последнее время уж очень несдержанно несётся.

…Эту ночь я не забыла до сих пор. Мне лично было очень сложно слышать пьяные вопли. Передо мной носилось изумлённо-нахмуренное лицо директора снятой нами христианской базы, взгляды обслуги, работавшей на нашем заезде, ну и прочее. Но когда я в первый раз встала, оделась, надела линзы (что немаловажно, ибо без них я плохо вижу), привела в порядок макияж и спустилась вниз «смирять воспитанников», то на пороге «нехорошей комнаты» я увидела Масюкова. Он сдержанно сообщил мне, что мужские проблемы решать нужно не мне. И попросил «не вестись» на душевные чувства и меньше реагировать на текущие и будущие провокации. Ребята договорились с выпившими парнями, что те тихо посидят на улице и придут спать.

Подобных свидетельств я ранее не слышала, но меня просто «пробило», что ребята из моей лагерной команды берут ответственность сами, без меня. «Злой полицейский» в лагере – это всегда была я… А с другой стороны, я боялась: вдруг не послушаются пацаны из школы. Вдруг – что.

Избавиться от тотального контроля всегда очень сложно. Мне казалось: выйди я, наори на всех и загони всех спать, всё было бы ОК. Но я как-то поняла, что эта ситуация поможет вырасти всем, в том числе и мне, если я удалюсь. У школьных пацанов никогда не было нормальных отцов, а тут – опять их воспитывает девушка. И я, насильно для себя, ушла спать.

Но – «не тут-то было» – подвыпившие пацаны орали во всю Ивановскую: «Лариса Владииимиировнаааа!» Вообще-то я – Викторовна. Стоит ли говорить, что я снова вставала три раза, одевалась, надевала линзы, причёсывалась, чтобы – если что – прийти на помощь всему миру. Меня удивляло только то, что моя команда никого не ругала и с такой огромной любовью терпела и курировала эту ночь. После этой ночи Масюков «приклеил» мне новое отчество «Владимировна», это вроде как «орден» для меня. И я тоже ему приклеила «статус»…

…Все выросли. Кто-то стал полицейским, кто-то директором лагеря, кто-то всё ещё в поисках. Я – опять же – простая учительница. Но всё дело в том, что в 1821 году француз Анри Браконно, директор ботанического сада в Нанси, обнаружил в грибах вещество, нерастворимое в серной кислоте – хитин. Можно сказать, что Божья любовь – это то, что никогда не растворить в своём мышлении, не осмыслить. Это Божья закваска, это останется навсегда. Тебе, забытый, истерзанный любовью учеников служитель, говорю.

Как эпилог, вместо библейский цитаты предложу отрывок из песни Oxxxymiron’а, любимого школьными парнями, их правды, а вы – разбирайтесь сами в заглавных буквах, знаках препинания, в вере и жизни:

И мы никогда не знаем, что потеряли…
Впереди водоворот, я ранимый, не снимай с меня хитиновый покров!
Но кто же твоего лица теперь коснётся руками?
Впереди водоворот, не щади меня, сними с меня хитиновый покров!

Лариса Жукова-Шульгина (Московская обл.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »