Пересказать или пережить?

Все началось – как обычно для наставника – за несколько недель до заезда. Нам прислали материалы для подготовки к программе, в том числе необычную инструкцию. Оказывается, во время библейских уроков нам предстояло не читать и обсуждать Священное Писание, а рассказывать истории из него – и вести дискуссию о том, что все услышали. Меня, ещё со школьных времён не любившего пересказы, такая перспектива сильно насторожила, ведь груз ответственности за эту часть программы стал ещё тяжелее! И ладно бы прочитать определенные главы и по ним подготовить пересказ. Но нет, была поставлена задача прочитать подготовленный пересказ и постараться повторить его своими словами с подобающим выражением, учитывая правила устного повествования. И ко всему этому нужно было подготовить иллюстрации – «наглядности», как их называли в общем чате наставников.

Конечно, я собирался всё сделать вовремя. Я ведь знаю, что в лагере будет поздно. Но день за днём стараешься закрыть вопросы по работе, по быту семьи… Словом, я успел только прочитать все уроки по одному разу: получить общее впечатление о программе, местами возмутиться вольности пересказа, ужаснуться объёму некоторых уроков (шутка ли, наизусть выучить порядок казней египетских и запомнить, как на них реагировал непостоянный фараон) и слегка удивиться некоторым выбранным темам (когда за девять уроков нужно пройти историю мира от сотворения до церкви первого века нашей эры, что-то приходится пропускать). Я ехал в лагерь, понимая, что не готов полностью исполнять свои обязанности, но надеялся на семинар по рассказыванию историй, который должен был пройти за день до заезда детей. Быть может, на нём попрактикуемся, и станет проще готовиться – думал я.

Когда я приехал в лагерь, там шла обычная подготовка к заезду: оформление регистрационных помещений, последняя уборка территории, вскоре предстояло знакомство с командой и введение в программу смены. Много новых людей, впечатлений, увлекательные задания, приятная атмосфера предстоящего всем большого дела. Занимались многим разнообразным и необходимым, но до рассказывания историй как-то не дошли. Уже ближе к вечеру в общем чате объявилась двадцатиминутная аудиозапись с инструкциями о том, как же проводить уроки в таком незнакомом формате. Помню, как жадно я слушал её, надеясь найти какой-то простой секрет, позволяющий максимально эффективно донести главное содержание до воспитанников. Секрета не было.

На первом уроке мы проходили историю сотворения и разделения духовного мира. Предметом изучения было то, о чём в Библии не написано ни однозначно, ни пространно. Понятие греха, роль сатаны, падшие ангелы – таково было начало нашего путешествия по историям Священного Писания. Было хорошо видно, что моя группа (дети верующих родителей, многие – дети служителей лагеря или церкви) больше доверяет своим знаниям, полученным до лагеря. Ответы на вопросы по истории давались им с трудом, пересказ вообще удался только одному мальчику. Предложенная координаторами «наглядность» (масло и вода несовместимы, как Бог и грех) – единственное, что впечатлило ребят и как-то отложилось в памяти. Ну ладно, прошли урок и хорошо – дальше в программе море, спорт, разное веселье.

Но вот вечером, на собрании, проповедник своими словами вкратце пересказывает ту же историю – лучше, ярче, нагляднее, чем я! Я был сильно раздосадован таким его поведением. Зачем же я тогда днём старался, если он сам всё вечером донёс? Хорошо, что в этом лагере вечерние планёрки для наставников не проводятся, и я унёс своё негодование с собой в ночь. Утром следующего дня я уже не был столь критичен: ну, с кем не бывает, все мы иногда повторяемся. Второй урок прошёл гораздо лучше, хотя найти один главный конфликт в истории всей жизни Авраама и рассказать её так, чтобы раскрыть его личность – задача не из простых. Но дети уже лучше были готовы к этому формату, да и я немного освоился. В общем, урок получился явно лучше первого. Но зачем проповедник опять повторяет то, о чём я говорил? Тут я начал подозревать, что это не случайность и не прихоть самого спикера. На подведении итогов дня некоторые воспитанники делились теми открытиями, которые сделали на вечернем собрании. Они могли бы сделать их и на библейском уроке, но не сделали. Кажется, это часть большего плана!

Тут необходимо отвлечься и констатировать: программа смены была написана превосходно. Каждое мероприятие – от утренней зарядки до отбоя – было посвящено проживанию той самой истории, которую мы вместе изучали на библейских уроках. Иногда мы дополняли обсуждаемое личным опытом (например, особого внимания к условиям жизни евреев в Египте после смерти Иосифа в истории не уделялось, но на общелагерной игре мы лепили кирпичи из соломы и глины под присмотром суровых надзирателей), иногда – закрепляли (например, история призвания Моисея на служение была дублирована просмотром чудесного мультфильма «Принц Египта»). Видимо, вечерние проповеди относилось ко второй категории мероприятий – не дополняющих, но закрепляющих. Это моя гипотеза, я так и не обсудил её с координаторами.

Это был лагерь, не похожий на лагерь. Практически каждое утро у нас было новое расписание, поэтому даже за десять дней смены не появилось чувства обыденности, не выработалось привычки к распорядку дня. В конце дети делились тем, что особенно им запомнилось: ночёвка в общем шатре после изгнания из Египта, строительство ковчега для выживания во время потопа, знакомство с участниками и свидетелями чудес Иисуса на земле. Да, среди названных важных моментов не было ни одного библейского урока, но на этот раз я понимал, что моей задачей не было внести немного божественного в программу, наполненную мирскими развлечениями. Я лишь помогал двигаться по библейской истории дальше, способствовал её пониманию, проникновению в сознание воспитанников. Мне даже не нужно было формулировать для них выводы – только задавать вопросы и вести дискуссию. А они сами справлялись, каждый в силу своих способностей. В этой большой истории не было одной-единственной истины, которую мы стремились донести. Мы раскрывали сущность Бога через Его дела, Его отношения с людьми.

Я уверен, что, если бы такой подход к проведению библейских уроков применялся в лагере с меньшей интеграцией библейской истории в программу, это ставило бы их эффективность в слишком большую зависимость от талантов наставника. Однако при должном построении всех элементов программы отказ от традиционного изучения Писания оказался более чем оправданным. Мы не читали в Библии о том, что Бог делал, но видели и проживали это сами. Думаю, это именно то, что мы чаще всего хотим дать детям в наших лагерях.

Иван Харитонов, наставник лагеря «Просвет» (Новороссийск)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »