Внутри истории

А у вас есть такая привычка — пытаться отмотать плёнку назад? Пробовать вспомнить, с чего же всё началось, как вы пришли к тому или иному решению, откуда появилась эта мысль, какая череда событий или размышлений привела вас на то самое место, где вы стоите сейчас?

Зимний Питер, февральская конференция ХМЛ-2015. Мы на кампусе СПХУ, а значит, до нас не надо долго добираться, поэтому каждый день появляются гости. Среди них — Аня Сергеева, директор лагеря для «особых» воспитанников. Подхожу, здороваюсь, спрашиваю:

– Аня, а этим летом «Бабочка» в каких числах?

И в то же самое время в голове моей мечется мысль: «Нет, Даша, ты серьёзно?»

Просматривая ленту фейсбука, я как-то наткнулась на фотографии из «Бабочки». Прошла по ссылке, посмотрела видео, и что-то внутри сложилось, как кусочки пазла: мне туда надо. Уже за год до того февральского разговора я писала Ане о своём желании приехать к ним, но даты совпали с нашим лагерем, где я директор, и будто бы даже от сердца отлегло: «Ну, конечно, куда ты собралась, ты же ничего про такие лагеря не понимаешь и не знаешь», – так уговаривала я себя. Но, вновь увидев Аню, я словно откуда-то со стороны услышала свой голос, задающий вопрос про даты. Даты подходили! Кем ехать? Я не знала. Аня рассказала, что нужен старший координатор. Вроде бы, я могла, но… как быть координатором программы в лагере, где я ни разу не была и не знаю почти никого из команды? Взяла время для молитвы и размышлений, а примерно через месяц сказала: да.

Сейчас уже со смехом вспоминаю некоторую неловкость наших первых встреч по скайпу (я не только не знала команду, но и находилась в другой стране). Аня и координаторы Стас и Лера с одной стороны экрана, я — с другой. Иногда слышала что-то вроде «вот она сказала» и понимала, что это обо мне. Да, я ещё непонятная субстанция — вот приеду, тогда разберёмся. Кстати, так и было: только я встретилась с членами команды вживую, отношения стали строиться быстрее и легче. Бог благословил взаимным доверием и пониманием.

В процессе подготовки я задавала много вопросов. Мне было непонятно, как составлять сетку и планировать мероприятия: что кроется за словами «зарядка» или «поход» применительно к воспитанникам с ограниченными физическими возможностями? Но на фоне всех вопросов было решение, в котором я не сомневалась: мы будем показывать сериал, театральную постановку, которая раскроет тему лагеря на языке творчества, театра.

– Хорошо, мы покажем серию и… ты выйдешь и всё им расскажешь?

– Нет.

– А кто это будет? Кто им объяснит, как это перекликается с духовной темой дня?

– Никто.

– Но как ребята поймут, что они только что увидели на сцене?

Я очень хорошо помню этот разговор, и даже могу понять тревогу в Анином голосе, её недоверие к новым методам. Но, несмотря на всю неопытность в работе с «особыми» воспитанниками, я была без оглядки уверена в том, что истории — это язык сердца, который не нуждается в переводе. Брент Кёртис и Джон Элдридж очень убедительно и вдохновляюще рассказывают об этом в «Священном романе» – книге, за которой я охотилась несколько лет, а наконец заполучив, лишь убедилась в том, что уже чувствовала все то, что они так хорошо описали. Наше сердце живёт не формулами и инструкциями, должностными обязанностями и нормативными актами — оно жаждет истории, такой, в которую может быть вписан и сам слушатель.

– А что, если они сами не поймут?

– Ничего страшного. Каждый увидит своё. А кого-то откровение, возможно, настигнет и после лагеря.

В моем распоряжении нет статистических данных о том, какие откровения посетили воспитанников в те два года, что Бог позволил мне быть одним из координаторов «Бабочки», но я точно помню один разговор. В том лагере в основу легенды была положена история Макса Лукадо про Мастера и город деревянных человечков. Под конец лагеря после вечернего собрания одна из участниц, отозвав меня в сторону, таинственно спросила:

– А Мастер — он ведь, как Бог, да? – глаза горели радостью сопричастности тайне.

– Да, – ответила я, – только ты пока другим не рассказывай: пусть тоже догадаются. И мы друг другу улыбнулись.

Богопознание неразрывно связано с личным духовным переживанием, когда теория становится личным живым и реальным опытом. И больше это не чьи-то слова, когда-то сказанные кому-то, но ожившее Слово Бога, Который обращается лично к тебе.

Мне было непонятно, странно и даже страшно впервые ехать в этот лагерь, который сделал для меня живыми слова Бога о том, что Он смотрит на сердце, а не на лицо, и что Его сила проявляется в нашей немощи. Как и многие сотрудники «Бабочки», могу с уверенностью сказать, что я больше получила, чем отдала. Тем удивительнее спустя три лета получить свидетельство о том, что то время дало свой плод. От своих лагерных друзей я знала, что в программе «Бабочки» продолжают использовать сериал. А этим летом актёрами стали сами воспитанники! Как написала мне об этом сама Аня Сергеева: «Это был удивительный опыт и для ребят, и для тех, кто готовил их к выступлениям». Поэтому я обратилась к самим актёрам с вопросами об их новом жизненном опыте, и благодаря их рассказам тоже оказалась внутри этой истории.

История первая. Виктория Москаленко, воспитанница лагеря

Принять участие в сериале меня пригласили заранее, до лагеря. Для меня это было удивительно, я не ожидала такого приглашения. Но решила попробовать и узнать, как это — выступать на сцене перед зрителями.

Наш сериал был про золотоискателя Джо. Джо отправился на золотой прииск и хотел добыть побольше золота, но прежде ему надо было найти учителя, который расскажет, как отличить золото от пирита. Мне кажется, что главный смысл этой истории в том, что каждому из нас нужно найти истину в своей жизни.

Моего персонажа звали Бетти. Добрая и отзывчивая Бетти всегда готова прийти людям на помощь. Думаю, что меня выбрали на эту роль, потому что я и Бетти похожи.

Выйдя на сцену, я очень волновалась. Преодолеть своё волнение для меня было самым сложным. А самым приятным и интересным — учить слова. Наши репетиции начались уже до лагеря, в городе мы ездили на репетицию домой к Владу Фомину. А потом каждый день репетировали в лагере. Все ложились днём отдыхать, а мы шли на репетицию и очень старались, чтобы всем понравилось. Несмотря на то, что я уставала и мало спала, я получила от этого процесса большое удовольствие.

За время участи в постановке я училась отличать истину от неправды, и теперь знаю, где можно найти истину. Я больше узнала о Боге. Он — истина, и об этом можно прочитать в Библии.

Повлияла ли на меня эта история? Думаю, да. Я стараюсь поддерживать людей в сложных ситуациях, помогаю им выбрать правильный путь. И если мне предложат ещё раз принять участие в постановке, я с удовольствием соглашусь!

История вторая. Владислав Фомин, воспитанник лагеря

Принять участие в сериале меня пригласили через сестру за две недели до выезда, а неделю спустя мы в первый раз репетировали у нас дома. Первой моей реакцией было удивление и вопрос: почему я? Согласие дал ради интереса. Я согласился, потому что не в моих принципах отказывать, особенно, когда я могу это сделать.

Сериал был о молодом человеке, который хочет помочь своей семье в трудные для неё времена. Для человека характерна попытка достичь чего-то малыми усилиями, но всегда есть препятствия на нашем пути, требующие времени для преодоления, терпения, знаний. Сам я упрямый, и мой персонаж — тоже, в этом мы с Джо похожи: нетерпеливы, хотим достичь всего побыстрее.

Перестать быть зрителем и оказаться внутри истории — это интересно, трудно, поучительно. Самым сложным в этом процессе было вникать в суть, добавлять своё виденье героев. Мы пытались не просто зубрить текст, но вносили свои идеи (например, фонограмма вьюги) или добавляли какие-то жесты, фразы. Меня всегда пугала огромная работа с текстом, особенно зубрёжка, но в итоге, если успокоиться и прочесть слова несколько раз, понимаешь, что всё намного проще. Меня очень заинтересовал процесс вживания в роль, так что я бы хотел испытать такие же эмоции вновь.

Я получил колоссальный опыт. Роль оказала на меня влияние в плане дисциплины и собранности в жизни. Я понял, что если смог выйти на сцену с моим дефектом речи, отыграть, и ко мне потом подходят и говорят: круто, молодец, — это победа!

История третья. Николай Иванов, сотрудник лагеря

В клубе «Бабочка» мы всегда говорим: «давайте постараемся не делать за ребят то, что они в силах сделать сами», но почему-то раньше никогда не думали привлечь наших особых подопечных к участию в постановках в качестве актёров. Слава Богу, в 2019 году это пришло к нам! Примерно за месяц до выезда мы решили собраться с исполнителями ролей сериала этого года дома у одного из них. Влад и его родные радушно приняли нас, предоставили комнату для репетиции, а затем гостеприимно напоили чаем с пирогами. Сам факт встречи и общения уже был очень нужен и важен Вике и Владу, но сильнее всего на них повлияла возможность играть в постановке. А чтобы начать играть, нужно вникнуть в сценарий, перебороть первое волнение и с этого момента начать расти, развиваться, осваивать новые жизненные навыки. И Влад, и Вика очень ответственно приняли приглашение стать актёрами. Они учили текст, думали о том, как его произнести и что в это время делать, предлагали правки к сценарию – короче, всецело влились в творческий процесс. Для них участие было больше, чем игрой. Для них эта роль стала хоть и временной, но неотъемлемой частью их личной жизни. И сейчас, после лагеря, когда они формулируют для статьи пережитый опыт, этот процесс продолжается. Нет более действенного способа для развития, чем увлечённое участие в деле, которое, собственно, тебя и развивает. Кроме восторга, радостного волнения, похвалы и бурных аплодисментов ребята испытали трудности и провалы. Они пережили неудачные эпизоды, отошли от огорчения и снова взялись за закулисную актёрскую работу с надеждой во время следующего выхода на сцену сказать яснее и громче (а ведь речевой аппарат не слушается), взглянуть на зал выразительнее и убедительнее стукнуть кулаком (а пальцы в кулак не сжимаются). Драгоценный опыт, который обязательно поможет ребятам в жизни – обычной, не очень интересной жизни с «ограниченными возможностями». Уверен, они теперь видят ещё больше смысла в своём существовании, потому что с Божьей помощью выросли сами и подарили незабываемые моменты окружающим.

Что же дальше? Есть желание за несколько недель до предстоящей новой встречи друзей клуба «Бабочка» готовить выступление с участием ребят. Снова заранее собираться в городе на репетиции, а затем выступить, когда дружная семья «Бабочки» съедется на общий сбор. Пусть чудо продолжается: чудо взаимодействия, совместной творческой работы, общения, обмена, «заострение железа железом», братства, дружбы и в итоге – счастье души, у которой есть друзья, есть команда, к которой он принадлежит. Дай, Господи, чтобы продолжение было!

Даша Кузнецова (Рига)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »