Still Loving You

Один из сезонов моей жизни был проведён в горах – в буквальном и переносном смысле. Открываешь одну из дверей сопротивляющейся памяти – и вот он – зал самой большой гостиницы на Чегете1, фестиваль бардов… Мы с подругой и нашим обкуренным «ребёнком» (смелая мама отправила с нами на Эльбрус непутёвого сына) тихонько толкаем дверь зала и входим. Вы когда-нибудь слушали песни про Эльбрус, про этого двугорбого красавца? Это и спящий верблюд, и ласковая кошка у ног, и тайный портал Аненербе2, и всё что угодно… Ой, да что уж, сам Высоцкий3 (ну и горная фамилия у него!) или Визбор4 отдыхали в первом в СССР высокогорном абсолютно атмосферном кафе «Ай» – все сюда стремились.

А если бы вы видели, как с «Мира» без палок на прямых лыжах несётся балкарец с пятью упаковками яиц на голове (гостиница располагалась между станциями канатки)!

Тебе, о плачущий от страха на склоне веры горнопляжник, посвящается.

«Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога» (Колоссянам 3:1).

Мой первый спуск на Азау5 был ознаменован подрезавшей меня в узком кулуаре6 лучшей подругой. После этого можно было бы обидеться и расстаться с ней навсегда. Но горы – ух! Они закаляют характер. Я не смогла ехать дальше: страх и боль душили меня. Подруга уехала. Спускал меня с гор добрый человек – случайно проезжавший мимо инструктор. В таких случаях он даёт концы своих лыжных палок тебе в руки, и ты «на палочках» едешь по его следам. Выбитое плечо я лечила-нелечила ещё полгода: рука упрямо не поднималась. Я-то думала, что она сама пройдёт. Но надо знать, что в горах даже в самых крайних случаях ездить мало кто перестаёт – со сломанными ногами, руками и прочим, разве что на волокушах снесли. Я про Рашу7, конечно. Большинство людей остаются в горах до завершения путёвки или прочего. Посмотрите фильм «Эверест» – вроде бы «уплочено» и надо идти, а с другой стороны – среди этих независимых холодных пиков действительно веет горним библейским словом, как и в Божьем призвании. Там ты забываешь бытовуху, включаются другие рецепторы, земля уходит из-под ног. Уже не земные законы действуют. Ты паришь! Не хочется спускаться на грешную землю. Хочется оставаться «в горнем, где сидишь одесную Бога».

Рвались по швам штаны. Мы падали в щели. Попадали в камнепады. Ходили в черных облаках между разрядами грозы. Застревали над пропастью на креселках. Вырубали ботинками ледяные ступени в Гара-Баши8. На самом деле – это ерунда. Я перестала рассказывать об испытанном: люди почему-то думают, что ты какой-то бедовый, притягиваешь неудачи, в то время как в горах это обыкновенный образ жизни. Выживание здесь – как инициация. А у кого-то есть и тянущий шлейф семейно-бытовых болей, хорошо забываемый на высоте 4200 метров над уровнем моря.

Часто мы жили в легендарной хижине «Логово», где обычно чилили9 военные, шли тренировки спецназа, ночевали исторические личности. Однажды с нами рядом обедала женщина – «трижды Снежный Барс России». В то забытое время так называли людей, которые покорил 4 семитысячника; сейчас уже больше. То есть она постоянно покоряла горы. Забыв о тарелках со вкусным насущным, она повествовала о трупах, которые никто не может снять с высот, по которым теперь ориентируются в горах. От услышанного обильная пища «Логова» холодела, не дойдя до рта, а трижды Снежный Барс спокойно вещала, как умирали рядом юные пацаны от горячки, а она была не в силах спасти их. Пацанов было много, все они умирали мучительно, но почему-то никто из них не спускался с маршрута. Волосы становились дыбом. Что несло туда неюную даму?

Рядом проживал некий романтический саксофонист, он же хели-скиер10. По утрам он работал инструктором и прыгал с вертолёта, а в выходные на все «Логово» играл на саксофоне «Still Loving You» от Скарпов11. Понятно, не влюбиться в него было невозможно.

Однажды на Азау отключили свет, а мы как раз находились на подъёме. Наш маятниковый вагончик завис на высоте 4200 метров. Будто часовой качающийся элемент, мы болтались над пропастью. Все были закованы в снарягу, она сжимала как оковы. Нас было человек 30, а мы с той же подругой были в посте. За непослушного нашего «ребёнка». Немцы ждали несуществующий спасательный вертолёт, русские паниковали. Под сиденьями лежал металлический трос – по идее, с помощью него мы должны были прыгать на скалы. Все бы ничего, да у меня рука ещё плетью висела, не хотелось экспериментов с одной рукой. Вдруг из ниоткуда нарисовался наш замечательный хели-саксофонист: он был рядом! Он взялся за дело: одного из балкарцев обрядили в тёплые, собранные с людей вещи. Закрыли пуховым платком лицо, нацепили маску, и он полез на крышу вагончика. Соорудив лебедку, установил её, и мы безопасно и плавно скатились до ближайшей станции. Так мы познакомились с повседневным геройством в горах.

Горы любят смелых и осторожных, манят своей недоступностью. Бывало, выйдешь вечером, ляжешь в сугроб и смотришь на звезды с высоты 3200 метров. И понимаешь, что ты изменился и никогда не будешь прежним, тебя больше не страшит жизнь, ты впитал горнее. «Love, our love just shouldn’t be thrown away, I will be there…»

«О горнем помышляйте, а не о земном» (Колоссянам 3:2).

Лариса Жукова-Шульгина (Истра)

Примечания

1 Чегет – неофициальное название горы в Приэльбрусье, популярный центр туризма и горнолыжного спорта.

2 Аненербе – «Немецкое общество по изучению древних сил и мистики», полуфашистская организация, созданная для изучения традиций и наследия германской расы (1935-1945).

3 Высоцкий, Владимир Семенович – знаменитый советский поэт, актёр театра и кино, автор-исполнитель, бард.

4 Визбор, Юрий Иосифович – советский автор-исполнитель песен, поэт, киноактёр, писатель и журналист.

5 Азау – ледник в Боковом хребте Кавказа, стекающий с Эльбруса.

6 Кулуар – ложбина в склоне горы, направленная вниз по линии тока воды.

7 Раша – Россия (англ.).

8 Гара-Баши – конечная станция канатной дороги на Эльбрусе, одна из двух вершин Чегета.

9 Чилить (англ. chill) – прохлаждаться, расслабляться, предаваться пассивному отдыху (жарг.).

10 Хели-ски (англ. Heliskiing) — разновидность горнолыжного спорта, фрирайда, сущность которого состоит в спуске по нетронутым снежным склонам, вдалеке от подготовленных трасс, с подъёмом к началу спуска на вертолёте.

11 Скарпы (жарг., от англ. Scorpions) – немецкая англоязычная рок-группа, популярная в позднем СССР.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »