Забег на длинную дистанцию

Интервью с Наташей Карповой, директором лагеря для сирот

Почему вы начали проводить лагеря для сирот?

Это началось больше десяти лет назад, когда миссия, которая проводила лагеря для сирот, пригласила меня координатором программы одной из смен. А потом они решили больше такие лагеря не проводить, но я уже загорелась этой идеей. Честно говоря, я от себя такого даже не ожидала, потому что до этого никогда лагерями не занималась. Но мы очень подружились с этими детьми и бросить их просто не могли. Мы решили позвонить в «Горный родник», и если они нам не откажут, значит, лагерю быть. Так и случилось!

Сначала мы проводили и зимние лагеря, и летние, но потом с финансами стало совсем сложно, и оставили только летние программы. Сейчас мы научились подавать заявки на гранты и уже два года получаем деньги для своих программ.

Когда проводишь для этих ребят лагерь, они к тебе потом совершенно иначе относятся, по-другому воспринимают, начинают доверять. Это намного полезнее для них, чем какие-либо увеселительные мероприятия.

Расскажите о вашей команде.

50% сотрудников – наши собственные дети, им уже по 20 лет, и они активно участвуют в организации лагерей. А еще с нами в команде бывшие воспитанники нашего лагеря, которые уже выпустились из детских домов. Конечно, не все, а те, кто может быть примером для других ребят. В этом году у нас таких было семеро. Еще есть выпускницы детдомов, которые спустя 14 лет приезжают помогать уже со своими детьми. Им сейчас по 28-29 лет, и мы специально закладываем в бюджет финансирование их участия.

Получается ли поддерживать связь с воспитанниками в течении года?

Три раза в год мы организуем поездки к нашим ребятам в те города, которые находятся подальше от Москвы. Мы обязательно находимся в тесном контакте с начальством учреждения. Иногда ребята приезжают в Москву с выступлениями, здесь мы тоже с ними пересекаемся. Один детский дом (теперь он уже закрыт) был в 100 км от Москвы, там мы навещали ребят каждую неделю.

Поддерживать отношения очень важно. Мы всегда делаем на этом большой акцент, когда обучаем сотрудников. В лагере на каждого наставника приходится по семь детей. Такое количество реально охватить. Бывает, правда, что сами дети не готовы общаться или есть проблемы со связью.

Что бы вы посоветовали тем, кто ещё только думает о лагерях для детей-сирот? С чего лучше начать?

С хороших отношений с руководством. Сначала лучше поездить с программами в сам детский дом. Моя команда знает: лучше меньше говорить и больше делать.

У нас были случаи, когда сотрудники поступали безответственно: обещали ребятам приехать и не приезжали. Я стараюсь обращать на это особое внимание. Очень важно постоянство. Необходимо, чтобы все понимали, что это особенный лагерь и особенно важно поддерживать отношения с воспитанниками дальше. Мы попросили поместную церковь в городе, где находится детский дом, из которого к нам приезжают ребята, чтобы нам помогли прихожане. И они начали туда ездить, общаться с ребятами, помогают выпускникам.

Конечно, нужно и молиться. Бог открывает двери, которые люди открыть не могут. Но главное – желающие служить таким детям должны настроиться на то, что это забег на длинную дистанцию. Если хотите эффективной работы, нужно впрягаться и быть постоянными.

Как вы относитесь к участию ребят из детского дома в обычном церковном лагере?

Всё зависит от руководства учреждения. У нас, например, была ситуация, когда директор с радостью отдавала нам в лагерь своих детей, особенно хулиганов.

Сейчас, если ты берёшь детей, необходимо, чтобы руководство обязательно было в курсе, что в программе лагеря будет христианская составляющая. Иначе могут быть серьезные последствия. У нас так было, когда в детском доме сменился директор и нам просто запретили приезжать, потому что дети, вернувшись из лагеря, пели христианские песни.

Если ты берёшь детей-сирот к себе в лагерь, нужно учитывать, как они будут себя в нём чувствовать, чтобы потом у них не было отвращения к духовным вещам. Бывает, дети после поездки говорят, что больше в христианский лагерь ни ногой, или что им там постоянно говорили, что они всё делают не так. С другой стороны, у нас был случай, когда наши подопечные поехали в церковный лагерь и вели там себя лучше всех. Это были выпускники детского дома, им было по 15-16 лет. Там было много детей из разных церквей со своими особенностями. Было много неверующих, у кого, например, только бабушки ходят в церковь. Так вот, наши ребята вели себя там лучше всех, и я ими очень гордилась. Они подружились с другими подростками, а кто-то из них потом даже начал ходить в церковь.

Как вы обучаете своих сотрудников? Это же не обычные воспитанники!

По-разному. Обычно мы стараемся проводить обучение перед лагерем. Иногда проводим сами, иногда приглашаем специалистов. У нас уже есть большой опыт, поэтому мы сами можем посоветовать, как служить таким детям. Мы обязательно просим всех сотрудников прочитать книгу «Быть наставником». В ней есть очень полезные советы по работе с детьми-сиротами, рассказывается о нарушениях привязанности. Читая эту книгу, сотрудники очень удивляются, делают для себя открытия. Ведь сирот часто воспринимают неправильно, не понимают их нужды. А это пособие помогает действовать более эффективно.

Получалось ли так, что кто-то из воспитанников лагерей находил семью?

Когда мы стали проводить лагеря, то начали брать в гости воспитанников, иногда забирали на целое лето. Тогда мы поняли, что больше всего им нужны семьи. Мы всегда молимся за детей. Благодаря лагерю многие люди стали для ребят наставниками, теми, на кого они могут равняться, значимыми взрослыми. Трёх человек из лагеря взяли в семьи. В основном это подростки. Мою последнюю приёмную дочку я тоже ближе узнала в лагере.

Беседовала Александра Герасимова (Москва)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »