Крепкий орешек

Интервью с Галиной Гайнулиной, директором христианского лагеря «Ковчег» (Тюмень)

Какова была главная причина, по которой ты решила взять приёмную дочь? Какие из распространенных причин усыновления в твоём случае были не актуальны? Изменилось ли твоё понимание этой темы за прошедшие годы?

Вопрос о приёмном ребёнке для меня стоял давно. Ярким примером для меня стала подруга. Она не христианка, одинокая женщина. Взяла мальчика, ему было 7 месяцев, и воспитала его как родного сына. Сейчас ему уже около 20 лет. С тех пор я неоднократно сама думала об усыновлении. И как только решился мой квартирный вопрос, стала делать шаги к тому, чтобы взять приёмного ребёнка.

Я долго шла к решению этого вопроса и «родила» дочку в свои уже 48 лет )) Основная причина – реализовать себя в роли матери, дать любовь и заботу одной «брошенной» жизни.

Эвелина (коротко Ева) стала моей дочкой, хотя находится у меня под опекой. Я решила, что не имею права лишать ее господдержки: здоровье, обучение в будущем и собственное жилье. Все это она получает и получит со временем.

Как ты решилась взять приёмного ребёнка, не имея мужа? Я говорю не о финансовой или бытовой стороне вопроса, а о том, что твоя дочка будет лишена отцовского влияния. Ты считаешь это неважным, надеешься каким-то образом восполнить или принимаешь как неизбежность?

Я воспитываю дочку одна, у меня нет мужа, у нее рядом отца, но мужского внимания она не лишена. У меня есть брат, её дядя (она его называет дедушкой), в церкви есть братья-мужчины, каждый по-своему с дочкой общается. Конечно, они не могут восполнить отцовского влияния. Но в адрес дочери часто звучат слова от моего родного брата, братья тоже не скупятся на похвалу, говорят, какая она красивая и весёлая. Думаю, это очень важно слышать каждой девочке. Каждому ребёнку нужен отец. А если нет отца, который мог бы дать дочери самое лучшее, то я как мама должна позаботиться, чтобы в её окружении был достойный образец мужчины, а ещё лучше – не один.

Как приняли твоё решение родные? Братья и сестры в церкви? Знакомые неверующие люди: соседи, коллеги и т.п.?

Когда я рассказала родным о своём решении взять приёмного ребёнка, брат сказал, что будет молиться об этом. Он христианин, посещает церковь. Но когда я подошла непосредственно к усыновлению, с его стороны было непонимание. Сноха (жена брата) смогла меня поддержать, ходила знакомиться с девочкой в приют.

Ева – девочка с ограниченными возможностями здоровья. Ты знала об её особенностях, когда принимала решение. И всё-таки «выбрала» именно её. Почему?

Прежде чем познакомиться с Евушкой, я полгода находилась в поисках. Сначала я просто хотела взять ребёнка, мне было не важно, девочка это или мальчик. Но, постоянно находясь в молитве и взвешивая все за и против, я решила, что лучше взять девочку. И как только я определилась с полом ребёнка, поняла, что девочек в базе очень мало.

Общаясь в очередной раз со специалистом опеки, я впервые увидела эту девочку — Эвелину. В тот момент ей было 1,5 года. На фото она выглядела очень маленькой. Я уже знала, что не стоит выбирать ребёнка по фото, нужно видеть в живую.

Прежде чем познакомиться с ребёнком, я встретилась с заведующей Дома ребёнка, неврологом, педиатром. Мне рассказали историю её жизни, сообщили обо всех заболеваниях. У меня был только один вопрос: есть ли у девочки заболевания, на которые никак нельзя повлиять? Специалисты приюта ответили, что все поправимо.

Тогда я приняла решение, что буду знакомиться с Эвелиной.

И она с первого знакомства стала моей. Первое, что я сказала, когда её увидела: какая она хорошенькая!

Я полюбила Евушку как родную доченьку, и весь мой мир закрутился вокруг нее.

До появления дочки ты была очень активным человеком, несла большое служение. Ты сознательно отказалась от всего этого, или это было вынужденное следствие принятого решения? Как ты сейчас оцениваешь свой выбор?

Конечно, мне пришлось многое поменять в своей жизни. Но я продолжала нести служение. Следующим летом мы уже вместе служили в лагере. Теперь Евушка каждый год ждёт поездку в лес, чтобы жить в палатке. В служении многое изменилось: я поняла, что уже не могу так много успевать. Встал вопрос о помощниках, и они стали появляться. Слава Богу, что у Него нет незаменимых! Я продолжаю оставаться директором христианского лагеря «Ковчег» и продолжаю молиться и искать себе замену.

Что в опыте удочерения оказалось для тебя самым сложным?

Скорее всего, адаптация. В «Школе приёмных родителей» нам говорили об адаптации как со стороны ребёнка, так и родителей. В нашем случае Эвелина поменяла набор игрушек 🙂 Адаптация была нужна мне: изменить распорядок дня, устоявшиеся привычки, научиться готовить для маленького ребёнка, научиться быть мамой.

Что стало для тебя самым большим благословением (радостью) на этом пути?

Самое большое благословение – это сама Эвелина. Ева — «жизнь», Лина — «сила», а со старофранцузского — «Крепкий орешек». Если бы не её усилия в ответ на мои, могло бы ничего не измениться. Фраза невролога, когда я забирала дочку из приюта: «Вы не очень надейтесь на то, что этот ребёнок вырастет вундеркиндом. В лучшем случае научится себя обслуживать». Это звучало как приговор! А Бог держит нас в своих крепких объятьях и разрушает все преграды и проклятья на нашем пути. Он очень сильно любит Евочку, Он дал ей жизнь, при её таком раннем рождении (26-27 недель) и весе 930 г. Она – мое большое благословение, она борец, она сама жизнь.

За всё слава Богу!

Галина, спасибо за твой материнский труд и за готовность поделиться своим опытом!

Беседовал Александр Харитонов (Санкт-Петербург)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »