Своя земля: Рига

В России и ближнем зарубежье уже несколько десятков христианских лагерей имеют землю и строения лагеря в собственности. Наши корреспонденты поговорили с директорами трёх таких лагерей: на Дальнем Востоке, в Латвии и Беларуси.

Вячеслав Васильевич Алтухов, директор лагеря «Норкални» (Рига, Латвия)

С чего начался ваш путь к собственности на землю: с мечты, с нужды или как-то иначе?

Когда вы заходите в главное здание, то при входе не можете не заметить табличку «Дом Давида». Она повешена в честь Дэвида Айлифа – человека, который в 2001 году пригласил меня приехать в Англию на конференцию ХМЛ. Там у нас состоялся разговор о земле. Дэвид спросил меня: «Какую землю вы хотите для лагеря?». Я задумался, ведь мы уже проводили лагеря до этого, арендовали землю. Место там было уникальное, но не своё. И вот каким был мой ответ: земли должно быть не меньше 30 гектаров, место должно быть не дальше 30 км от Риги, чтобы было и поле, и лес, чтобы на территории уже имелись какие-то строения, и чтобы обязательно была вода. В ответ я услышал: «Давайте молиться!»

Я вернулся, мы стали молиться, подали объявление о том, что ищем землю, но все предложения были какие-то несерьёзные: то одно поле без леса, то речка без поля. Разговор с Дэвидом у нас состоялся в январе, а в феврале мы уже оказались здесь, в Норкални: приехали посмотреть землю. Здесь было всё, как мы мечтали: территория больше 40 гектаров, река, пруды, две скважины, родник, два больших незаконченных строения, лес, поле – весь букет! Мечта! Потом шутили, что надо было ещё и нефть с газом просить. Мы сняли всё это на видео и отправили Дэвиду. Земля нашлась, остался финансовый вопрос. Тогда Дэвид указал на свои колени со словами: «Вот здесь деньги, на коленях, давайте молиться дальше».

И вот однажды Дэвиду позвонил его знакомый: «Нам нужен хороший проект, в который мы могли бы вложить деньги». А затем он назвал ровно ту сумму, которую мы должны были хозяину земли за Норкални вместе с оформлением документов. До сих пор не знаю, кто это был. В мае того же года был подписан договор, и летом на этой земле проходил первый лагерь.

Далось нам это не так уж легко. Хозяин, продавший землю, оказался аферистом. Об этом многие знали, но боялись с ним связываться и об этом говорить. Обнаружился ряд махинаций в оформлении документов: неоплаченный налог на землю за несколько лет, проданная земля, но якобы непроданные строения, и другие нюансы. Многие юристы давали нам советы, но за дело никто не брался. А мы, видя такое сопротивление, понимали, что у Бога большие планы на это место, и продолжали молиться. В результате на одном из последних разбирательств его же юрист и распутала всё дело в нашу пользу.

Насколько ваше видение лагеря связано с владением землёй?

Это даёт возможность построения самой инфраструктуры лагеря с учётом его потребностей. Взаимоотношения, программа, оформление территории, само развитие лагеря на своей земле имеют свободу двигаться в избранном христианском направлении. И, что мне особенно интересно, свой лагерь даёт очень хорошую возможность изучения природы с христианской точки зрения.

Назовите три самых серьёзных трудности, с которыми ваш лагерь столкнулся как собственник земли.

  1. Ответственность. Во время лагерей мы всегда молимся о Божьей охране от несчастных случаев.
  2. Взаимоотношения с государством. Мы хотим, чтобы абсолютно все вещи у нас были сделаны правильно: гигиена, дороги, пожарная безопасность, – но не всегда можем себе это позволить по деньгам или по людям.
  3. На всем постсоветском пространстве мало христианских лагерей, которые могут развиваться за счёт собственных ресурсов. Очень нужна спонсорская поддержка.

В чём главные преимущества владения своей землёй?

На своей земле можно исполнять самые невероятные фантазии – реализовывать мечты! Вот, например, один из наших будущих проектов – молитвенный домик в лесу. У нас есть бревна, есть сруб, из которого этот домик можно делать. Нужен человек, который возьмется за работу.

Сколько недель в году ваша площадка загружена как минимум на 30%? Сколько уикендов?

В последние годы загрузка территории увеличивается, что радует. Мёртвого сезона у нас нет, что-то происходит на территории и осенью, и зимой, и весной. Летом на данный момент у нас осталась свободной только последняя неделя августа, даже июньские недели потихоньку разбирают.

Чем ваша площадка занята больше времени: проведением собственных программ или сдачей в аренду?

Наша программа – это социальный лагерь «Радость», где большинство участников – воспитанники детских домов. Этот лагерь проходит не только летом, но и во время сезонных школьных каникул. А в остальное время приезжают другие лагеря, церкви проводят выезды, семинары.

Если бы вы знали наперёд, что ждёт вас на пути собственника земли, пошли бы вы этим путём снова? Как вы считаете сейчас, что лучше: арендовать или покупать землю под лагерь?

Может быть, я бы сделал что-то по-другому в каких-то моментах, но сама идея неизменна! Я очень благодарен Богу за это место. И благодарен Богу, что все мои дети помогают в этом служении: кто-то здесь, кто-то на расстоянии. Мой младший сын со своей женой взялся за дела, которые я не очень люблю – интерьер и порядок. Они трудятся бок о бок со мной, с малыми словами и большими делами.

Вопросы задавала Даша Кузнецова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »