Своя земля: Владивосток

В России и ближнем зарубежье уже несколько десятков христианских лагерей имеют землю и строения лагеря в собственности. Наши корреспонденты поговорили с директорами трёх таких лагерей: на Дальнем Востоке, в Латвии и Беларуси.

Лидия Евгеньевна Горелова, директор лагеря «Преображение» (Владивосток, Приморский край)

С чего начался ваш путь к собственности на землю: с мечты, с нужды или как-то иначе?

Мечтать о собственном лагере я даже не могла. Обстоятельства сложились так, что появилась возможность, и мы ею воспользовались.

Нужда, конечно, была. Мы 5 лет арендовали базу, постоянно в разных местах, потому что полностью зависели от желания владельцев: дать нам или самим использовать. Чаще всего это были места, совсем не приспособленные для полноценного отдыха и проведения программ, и нам приходилось очень много вкладывать в восстановление площадки. Это и было нашей арендной платой, так как денежных средств мы тоже не имели.

Мы уходили, а владельцы начинали эксплуатировать эти базы сами, пока они опять не приходили в негодность. И когда появилась возможность, мы сразу же, не слишком раздумывая, приобрели свою базу.

Скажу сразу: радость у нас была большой. Хотя лагерь достался очень разрушенным, но мы все дружно стали в него вкладываться. Каждое лето проводили по 3 смены, ввели кроме детской и молодежной смены еще и семейную. Это объединило нас со многими церквями, единомышленниками. Но также сразу пошли и разногласия, особенно по владению имуществом.

Трудно было найти консенсус, кому лагерь должен принадлежать. Владеть им хотели многие, но не многие хотели и, самое главное, могли его содержать. Пришлось по вере оформить его в собственность самой организации лагеря и «впрячься» во все тяготы по содержанию.

Мы приобрели лагерь в 2001 году, а землю оформили только в 2013-м, и то благодаря тому, что на главу муниципального района завели уголовное дело за махинации с землёй. И хотя все бумаги были оформлены по закону, пробить административные барьеры было невозможно из-за коррумпированности местных властей. Сегодня, наконец, с документами всё улажено. Платим налог на землю с 2013 года. Вполне по силам.

Назовите три самых серьёзных трудности, с которыми ваш лагерь столкнулся как собственник земли.

  1. Оформление бумаг по владению землей, хотя объективных препятствий для этого не было.
  2. Серьёзные разногласия с руководством церквей о владении имуществом.
  3. Изыскание средств на восстановление и поддержание базы в рабочем состоянии (высокие требования предъявляют пожарные службы, СЭС и проч.)

Назовите три главных бесспорных преимущества владения своей землёй.

  1. Появился костяк верных и преданных лагерному служению постоянных сотрудников.
  2. Лагерь смог заявить о себе открыто как о христианском лагере. Мы можем конкурировать со светскими лагерями, включены в государственный реестр лагерей.
  3. Родители не боятся отправлять своих детей в такой лагерь. Мы стали делать смены продолжительностью 21 день, нам был присвоен статус оздоровительного загородного лагеря.

Всему этому способствовало преимущество официально оформленного лагеря и собственное владение земельным наделом.

Сколько недель в году ваша площадка загружена как минимум на 30%? Сколько уикендов?

Лагерь заполнен на 100% три летних месяца, на 30% – в сентябре и на осенних каникулах. Мы утеплили один корпус и столовую, планируем делать зимние лагеря.

Чем ваша площадка занята больше времени: проведением собственных программ или сдачей в аренду? Как изменилось это соотношение с момента приобретения земли? Каким бы вы хотели его видеть в идеале?

Пока лагерь работает в общей сложности 15,5 недель в год. Большую часть времени проводим собственные программы, а если кто-то арендует, мы все равно сами обслуживаем. Это в основном молодёжные слёты, слёты воскресных школ и семейные выезды разных церквей.

Если бы вы знали наперёд, что ждёт вас на пути собственника земли, пошли бы вы этим путём снова? Как вы считаете сейчас, что лучше: арендовать или покупать землю под лагерь?

Если бы вернуться в начало, снова прошла бы этим путем. Иметь лагерь в собственности – здорово, хотя и трудно. Как и любое хорошее дело.

Вопросы задавал Александр Харитонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »