Когда твой мир кружится

Видела, как это происходит, уже два раза. Последние пять минут – самые тревожные. Началом обратного отсчета становится телефонный звонок. Слово «едут» вмиг облетает собравшихся перед корпусом. Из-за деревьев показывается автобус. Как большой кит, он выныривает из летней зелени деревьев, в окнах его – лица ребят. Вы встречаетесь глазами и… всё. Всё хорошо. Немногие выходят сами, остальных выносят на руках, бережно, аккуратно, сажают в кресла. Вот кто-то кого-то узнал, звучат радостные возгласы – долгожданная встреча, объятия, новые знакомства. Точка невозврата.

И вдруг среди этого шума, как улитка в домик, в моей руке прячется холодная Максимкина ладошка. Опускаю глаза и встречаю серьёзный взгляд четырехлетнего человека.

– Что с ними, – заметно волнуясь, спрашивает он. – Они что, инвалиды, да?

– Да.

– Они такими родились? – закусывает нижнюю губу.

– Многие, но кто-то заболел потом. У каждого своя история.

– Что с ними?

– Давай посмотрим, – сажусь на корточки и обнимаю Максима покрепче, грею его ледяные руки, – кто-то не может ходить, кому-то трудно самому есть, кто-то плохо и непонятно говорит. Но мы им будем во всем помогать, потому что они – наши друзья. Мы их любим.

– И я тоже? Я буду помогать тоже?

– Если захочешь.

– А как мне с ними играть, если никто бегать не сможет? Как?

– Ну, не во всех играх надо бегать, правда? Ты же шахматы любишь. Читать.

– Правда. Люблю. Хорошо.

Не выпуская моей руки из своей, внезапно повзрослевший Максим продолжает осматриваться.

– Возьмешь на ручки? Кажется, у меня голова кружится.

Уже надо идти к флагштоку и говорить приветственную речь. Но я протягиваю руки и беру мальчика. Крепко прижавшись, Максим обещает, что будет помогать мне, и я соглашаюсь. К ребятам мы выходим вместе.

Даша Кузнецова (Рига)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »