Деятельная любовь

Это случилось пятнадцать с лишним лет назад. Мы с новорождённым сыном лежали в больнице. В одном боксе находились и младенцы с мамами, и те, от кого родители отказались. Девчонки-медсёстры ухаживали за «отказными». Они действительно работали на совесть.

В этот момент я поняла, что должна относиться к «чужим» детям так, как хочу, чтобы относились к моему ребёнку. До рождения сына я тоже это делала, но теперь стала многое пропускать через себя.

Всё очень просто. Нужно работать с открытым сердцем. Принимать «особых» детей такими, какие они есть. Иногда надо просто выслушать. Понять, что за показным равнодушием или строгостью родителей скрывается страх: «а как оно дальше будет с моим ребёнком». Потому что общество наше очень жестоко и не готово к принятию «особых» детей.

Государство провозглашает инклюзию, но много ли вы в жизни видели тьюторов? (Тьютор – сопровождающий или воспитатель для «особого» ребёнка с тяжёлыми нарушениями.) Так в одной группе оказываются дети с лёгкими и тяжёлыми нарушениями. Минус – вся нагрузка ложится на воспитателя. Плюс – дети быстрее находят общий язык.

В центре, где я работаю, происходит много чего: и весёлого, и не очень. Практиканты из института Валленберга взяли на диагностику парня шести лет. Он сбежал от них через пять минут. Ему было неинтересно. Они пришли ко мне растерянные: «Какие методы педагогического воздействия вы применяете?» Я посмотрела, как он играет с невозмутимым видом: «Да как-то так, договариваюсь».

Тот парень – одно из самых ярких моих воспоминаний. Нарушения речи, поведения, агрессивность. На самом деле ему просто не хватало внимания. Всегда. Он хотел это внимание получать и давать, любым способом. Дружил с самой тихой и застенчивой девочкой в нашей группе. Трогательно застёгивал на ней сандалии и кофточку. А через пять минут мог подраться на площадке. И тут же первым бежал помогать сажать цветы.

А вот опять практиканты пытаются поговорить с ребёнком, у которого аутизм: «Как? Что? Он не хочет говорить!» – «Присядьте около него, посмотрите ему в глаза. Вы смотрите сверху, а нужно оказаться на его уровне».

Больше всего запомнились слова одного ребёнка. Он отставал в развитии, в шесть лет говорил о себе в третьем лице. Проблем было много, но мама и папа не хотели их видеть. Мама шпыняла его, когда никто не видел. Папа, когда понял, что сын не выправится, просто вышел из зала, когда малыш выступал на празднике. А он был таким солнечным, говорил «Ой, мама моя любимая пришла!», очень любил обниматься.

И вот однажды мы проходили тему «Жизнь». Нужно было объяснить детям, что такое живое и неживое, что необходимо для жизни. В конце я спрашивала детей, как они думают: что такое жизнь. Дошла очередь и до моего воспитанника. Он ответил немедленно: «Жизнь – это любить от всего сердца!» Просто, коротко и ясно.

Алёна Альгина (Санкт-Петербург)

Алёна Альгина – педагог специального образования, сотрудник Психолого-педагогического центра для детей с тяжёлыми нарушениями речи. Была директором христианского лагеря «Голубое озеро» (1996-1999), работала в социальном приюте «Детский ковчег» (2000-2009).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »