И больше сих сотворит…

«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду» (Иоанна 14:12)

Каких дел можно сотворить «больше сих», Иисус ведь говорил о Своих делах в земной жизни? Может быть, дел любви: «как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне»? (Матфея 25:40). Сколько же таких дел набралось за две тысячи лет, как Христос ушел к Отцу, кто сосчитает, кроме Него? Но до конца времён они на повестке дня, и разнообразию их нет предела.

К примеру, взывающие к разуму и совести слова ученого: «Решительно все психологические особенности дефективного ребенка имеют в своей основе не биологическое, а социальное ядро… Возможно, что недалеко то время, когда педагогика будет стыдиться самого понятия «дефективный ребенок» как указания на какой-то неустранимый недостаток его природы. В наших руках сделать так, чтобы глухой, слепой и слабоумный ребенок не были дефективными. Тогда исчезнет и само это понятие, верный знак нашего собственного дефекта» (Л.С. Выготский).

Лев Семёнович Выготский (1896-1934) — выдающийся ученый, основные труды которого по изучению высших психологических функций человека входят в золотой фонд мировой психологии.

И работа с книгами про «особых», в основе которой лежат детские переживания.

Как сейчас помню тот семейный совет (мне было восемь лет), когда решали, отдавать ли в интернат мою младшую сестру (а это было уже до конца жизни, больных детей в таких заведениях навещать в то советское время не разрешалось). Мама не хотела, другие родственники колебались, а когда папа сказал «не знаю», то няня наша (деревенская, на удивление сохранившая веру) возразила ему: «тогда ты лучше выбрось её на помойку собакам», – и это решило дело. Все притихли, конечно, никуда не отдали, и те годы, которые моя сестра прожила – больше сорока лет, ни разу в семье не было произнесено вслух и намёка на сожаление об этом решении. А ведь тогда больной ребенок в глазах окружающих был печатью неполноценности его родителей…

Мой детский опыт чтения книг «о грустном»: «Король Матиуш Первый» Корчака, «Девочка со спичками» и «Русалочка» Андерсена, волшебных сказок разных народов, ни одна из которых не обходится без страданий героев, говорит, что именно рядом с «особой» сестрой мне нужны были как воздух эти уроки преодоления внешних и внутренних трудностей. И пережитые вместе с героями боль, страх, растерянность, горе и слабость по крупинкам собирали драгоценный опыт, потихоньку взращивали в сердце Его любовь… Я ничего не знала о Христе… А Он был рядом.

И материнская любовь: «История с библиотекой, в которой хранится вся информация о человеке, оказалась очень удобной и простой для того, чтобы объяснить детям такую сложную тему, – говорит Света Нагаева. – Есть научная теория о «липучих» хромосомах. При делении «липкая» хромосома остается с другой, 21-й, и у малыша получается не 46, а 47 хромосом. Я подумала, как это можно изобразить. И поняла – это же объятия. ХромоСоня, которая очень любила обниматься, не смогла расстаться с подружкой».

Нагаева С. ХромоСоня. М.: Планета, 2017. 6+

Света Нагаевакинорежиссёр, иллюстратор, мама мальчика с синдромом Дауна.

И друг-одноклассник, который нашёл выход из тупика: «Ты хочешь, чтобы тебя простили, значит, ты должна вести себя соответствующе, чтобы все видели, что ты раскаиваешься. Это должно идти от самого сердца. …Ты должна выставить себя на посмешище и испытать ту же боль, какую ты причинила Ларсу этими снимками …«Этой осенью я встретила друга, который научил меня, что быть непохожим на других, быть «особенным» – это чудесно», – сказала потом Аманда».

Акерлие И. Ларс ЛОЛ. СПб.: Питер, 2018. 12+

Ибен Акерлие – норвежская актриса и писательница.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »