Когда совсем не хочется на ХМЛ

25-летию Ассоциации ХМЛ посвящается

Подготовка сотрудников лагеря – дело чрезвычайно важное для Царства Бога и радостное. Это и обучение, и общение, и ободрение, и выход из зоны комфорта, и смена ролей, и всевозможный рост личности. Но накануне любого большого действия вступает в силу закон противодействия. Кто-то называет его «атаками темных сил», а кто-то обычной ленью. Или нехваткой денег. Или – «я уже там был 2 раза, ничего нового не услышу». А Господь, видимо, улыбается…

В тот год мое сердце отчаянно рвалось в другое место, но вот ХМЛовским десантом в составе семи человек мы уже летим на край земли – таким далеким мне тогда казался Владивосток. Предстояла первая конференция ХМЛ на Дальнем. Посмотрев погоду на побережье (+18), взяв пару маек и легкие платья, я нехотя отправилась в аэропорт, а уже через 9 часов наша команда загружалась в необычный праворульный автомобиль и наблюдала из окна красоты Приморья. Тогда еще не было студенческого городка на острове Русском; была военная база и Гришковец с «Как я съел собаку»; не было знаменитой «визитки» Влада – моста через Золотой Рог, да и остальных мостов тоже не было, как и нормальных заправок, а уж про кафе в городе вообще молчу. Выяснилось сразу, что с погодой мы сильно прогадали: на базе «Мыс Черепахи», где проходила конференция, 18 градусов тепла рассеивались в эфире, а стопроцентная океанская влажность очень мешала элементарной сушке вещей. Братья-шиоисты, Бобков с Худолеем, по-братски отдали мне свои свитера: один черный – ходить по улице, другой белый – спать. Разнообразие моего нового гардероба меня порадовало, а поступок братьев сильно воодушевил; для курса же ШИО отсутствие лишних вещей есть путь к успеху – «чем хуже, тем лучше». Лично мне борьба с условиями помогала забыть о том, что я должна быть в другом месте.

Сперва казалось, что местный народ, приморские студенты, не мерзнут, раз проживают в этом климате. Однако думать так было ошибочно: спать все ложились в брюках и куртках, хотя директор конференции Лидия Евгеньевна самолично выдала экстра-одеяла (правда, они априори были влажными и не хотели греть) и обогреватели, тепло которых мало распространялось на комнату с двенадцатью кроватями. В такой комнате мы поселились вдвоем с ровесницей-американкой. Летевший из Америки и опоздавший на сутки Стив Холм прибыл и вовсе без багажа – тот потерялся в аэропорту.

Со временем неблагоприятные условия стали вызывать лишь смех и обучению не мешали: студенты были молодые, усердные, веселые, преподаватели – тоже. Мысль о том, что я не в том месте, где нужно быть, отступило. Днем и вечером я вела координаторский курс, а по утрам прогуливалась с моей «руммэйт» вдоль берега, рассматривая выкинутые океаном вещицы: ракушки, отполированное водой стекло. Это были настоящие молитвенные прогулки! Мы делились историями, болью и радостью, или шли в полной тишине, вдыхая божественную ауру океана, исцелялись от внутренних тягот. Волнующие сакуры по скалистым берегам, особенные, будто гипсовые, дальневосточные ракушки и загадочные морские звезды…

«Если звезды зажигают — значит — это кому-нибудь нужно»? Рассматривая социальные роли координатора программы, мы видим его то супервайзером, то менеджером, то лидером, то служителем. А еще его отличает непреодолимое желание зажигать звезды, человеческие души. В народе это называется призванием. Свет он принял не иначе как от Вифлеемской звезды и не может им не делиться. Призвание зажигателя звезд – просто поделиться светом, а потом регулярно «протирать» свои звезды. «Если я не буду протирать звезды каждый вечер, — думал ежик, — они обязательно потускнеют…». Обессилевшему верой Аврааму Господь сказал: «Посмотри на небо и сосчитай звезды, если можешь счесть их… вот столько будет у тебя потомков». Подумать только: потомки-звезды ожидают верных служителей, которые поверили, и это им вменилось в праведность!

На занятиях, всматриваясь в светлые лица студентов, я не видела их будущего далее этого лета. Все они должны поехать в лагерь – на этом моя мысль обрывалась; я же попала сюда случайно. В тот момент я не знала, что останусь на служение во Владивостоке на несколько лет, а передо мной сидят будущие миссионеры, пасторы, молодежные лидеры… Вот так Бог и шутит.

В один из дней нашу комнату посетила Татьяна Бурсянина с кратким, свойственным ей, пророческим лайфхаком: «Лара, будет ночная игра. Закройте дверь, если это вам не надо». Мы с Тэмми закрыли комнату на элементарную щеколду и легли спать под мокрые одеяла. Вероятность того, что ночная игра состоится, была минимальной: дождь лил как из ведра. Но в аккурат half past ‪twelve a.m.  – время начала всех лагерных ночных игр – раздался душераздирающий звук сирены, тревожные крики, шум вертолетов. Кто-то долбил палкой по нашему подоконнику, все дребезжало, мелькали огни. Если бы мы не были предупреждены, то в голову пришла бы только одна мысль: Япония объявила войну России, войска с острова Русского перебазировались на мыс Черепахи, и линия обороны проходит прямо через наше скромное пристанище. Но вот раздался настойчивый стук в дверь. Мы упорно не реагировали. Минут через 10 что-то подозрительно хрустнуло: замок был сломан. Пришлось встать и совместными усилиями выбивать дверь, надевать шокирующий в тихоокеанской ночи розовый плащ и под зонтом отправляться играть во тьму…

Утро было нелегким. Кто-то жаловался, что вся одежда мокрая, у кого-то пропали носки, кто-то плакал – сильно напугали. На занятиях по координаторству возникли новые актуальные темы: вопросы судебной медицины, криминальные расследования, психологические наблюдения, разработка более безопасных игр. За стеной, ухмыляясь, заваривал кофе сам Александр Анатольевич. «Не походит ли галактика на сливки в чашке кофе, где каждая сверкающая белая точка – звезда?».

Прошло достаточно лет. Влад со всеми своими достопримечательностями пестрит в лентах соцсетей. На Русском появился прекрасный студенческий городок. Построили новый аэропорт и дороги. Изображения вантового моста красуются на банкнотах. Владивосток-2000… Наши студенты стали миссионерами, благовествующими до края земли, пасторами, детскими служителями. А я так не хотела ехать на ту конференцию…

PS. Осенью прошлого года меня пригласили участвовать в проведении юбилейной конференции ХМЛ. Насиженное местечко, привычный уклад жизни, лень, волнение о финансах – все это встало знакомой донельзя стеной. Но как только я решилась и кликнула на компе «купить билет» – за окнами раздались залпы салюта. И это было только начало!

Лариса Шульгина-Жукова (Истра)

Когда совсем не хочется на ХМЛ: 1 комментарий

  • 29.05.2018 в 18:03
    Permalink

    Лариса, спасибо! Сегодня вечером встреча с координаторами, обязательно почитаем тебя вслух )

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »