Младенец

И родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице (Луки 2:7)

…В кадре – фабричный конвейер и руки в резиновых перчатках, собирающие кукол-младенцев.
…И снова руки, но уже покупательницы, берут с полки одну из коробок с надписью «Это мальчик!»
…«Мальчик» дома. Всё те же руки снимают с него казённые одёжки, заворачивая в одеяльце, вышитое золотом, и кладут в ясли. Рождественская композиция на территории школы принимает завершённый вид.
…День и ночь сменяют друг друга. Вдруг камера берет крупным планом ясли. Они пусты. Так начинается четвёртый эпизод первого сезона «Оставленных».

Уже за месяц до праздника, так любимого и детьми, и взрослыми, весь город будет украшен. Сверкающие мишурой витрины, огромные ёлки в торговых центрах, светящиеся олени в парках, списки подарков, выходные, походы в гости, праздничные фотосессии… А Младенец? Вы не встречали посреди этой радостной суеты Младенца? Возьмём крупным планом ясли – не пусты ли они?

Кевин Гарви, местный полицейский, в своем доме обсуждает пропажу игрушечного Христа с дочерью и ее школьной подругой:
– Его заменят, и все, – говорит Кевин.
– Но это обман, – явно провоцируя отца, возражает дочь, – так нельзя, это же Иисус!
– Джилл, это ты взяла младенца? – спрашивает он после долгой паузы.

Да, так нельзя! Нельзя взять и заменить Младенца. Или можно? Не заменяем ли мы Его сами? Проектами. Мероприятиями. Тем, что «надо сделать». Тем, что… Да какая разница, что, если ясли пусты! Кто-то унёс Его, а мы и не заметили. Устали, раздали, сделали, совершили. Не пришли к Нему, умилившись сердцем, а положили в ясли длинный список важных дел.

Младенца действительно украла Джилл. Она вместе с друзьями пускает кукольного Христа, словно Моисея, по воде, наводит на него арбалет – детскую игрушку с горящими стрелами. Кто-то затягивает «Тихую ночь». Джилл прицеливается, её друзья скандируют «поджигай» – совсем как «распни» – но она не может отпустить тетиву…

Джилл нужны ответы на тысячи вопросов, которые разрывают её изнутри. Но сошедшая с конвейера кукла безмолвна. Ей нужен Младенец Христос. Тот, Кого положила в ясли, спеленав, Его мать. Тот, Кто сошёл к нам с небес. Тот, Кто может дать надежду.

– Я слышал, младенец пропал, так у меня был запасной, – местный священник кладет в ясли фигурку Христа. Немного постояв рядом, Гарви уходит. В машине, на пассажирском сиденье, лежит пропавший кукольный младенец в золотом одеяльце. Его подбросили Кевину на порог дома. Как и много лет назад, нет для Него места… Пристально смотрит Младенец на Гарви. Не выдержав взгляда, тот выбрасывает куклу на обочину, разворачивает машину и едет в обратном направлении.

Как часто мы бежим. Бежим от себя, бежим от Него и Его пристального взгляда, потому что уже решили, что у нас нет для Него ни места, ни времени.

Так делают те, кто не знает, что, принимая Младенца – мы сами будем приняты, дав Ему место в сердце – получим прощение и любовь, узнав живого Христа лично – сами станем настоящими.

В нашу жизнь каждый день вливается поток продукции, сошедшей с конвейера. Она занимает наше время, поглощает внимание, подчиняет себе мысли и сердце, дарит временное утешение и одноразовую радость. Но то, к чему прикасались равнодушные руки в резиновых перчатках, никогда не подарит надежды. Той, что положили в ясли любящие руки Бога.

Даша Кузнецова (Рига)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »