Любить подростка

Я с подростками – давно, с собственного подросткового возраста. Порой мне кажется, что так подростком и осталась (конечно, у меня поприбавилось сдержанности, понимания, ответственности, но что-то такое трепещуще-волнительно-торопящееся до сих пор живёт в груди). Мне очень нравятся подростковые горящие глаза, шумливость, беспричинный хохот, глубокие вопросы, прячущиеся за небрежностью тона, и сверхъестественная способность отличать во взрослых искренность от желания казаться и любовь от попыток научить чему-то.

Только в последние несколько лет меня всё больше и больше расстраивает, когда я вижу умных, духовных, даже образованных взрослых людей, которые при словах «служение подросткам» меняются в лице, выказывают страх, меняют тему или говорят о том, что не хотят этим заниматься. Почему так? Почему, зная всю важность служения юным (Притчи 22:6), взрослые так боятся тех, кому за двенадцать, но ещё нет восемнадцати?

Знаете, я много над этим думала. Много разговаривала с самыми разными людьми. И, в конце концов, очень удивилась. И продолжаю удивляться.

Даже те, кто работает в школе, кто имеет образование, опыт, привычку, наконец, смотрят на подростков как на отдельное племя, которому еще предстоит дорасти до уровня настоящих людей. Даже для школьных учителей подросток – это просто временное состояние, которое нужно перетерпеть. И самые лучшие способы сделать это – либо включить авторитаризм и подавить, либо проигнорировать. Не буду анализировать, откуда к нам пришло такое отношение и почему о проблемах подросткового возраста мы говорим гораздо чаще, чем о прелестях. Это отдельный разговор. Настоящая проблема в том, что даже для многих «церковных» людей всё, к сожалению, так же. Непонимание, страх, ощущение того, что «они» слишком другие, слишком шумные, слишком глупые и проблемные. Да, мы, лагерные, отличаемся, но в каждом ли из нас искоренён страх перед этим непонятным существом – подростком?

Перелом и в преподавании, и в служении случается там и тогда, когда взрослый вдруг начинает видеть в подростках людей. Людей со своими удивительными вопросами, судьбами, шутками, радостями. Сколько раз приходилось мне видеть классы, которые из шумных и проблемных превращались в «нормальных» только потому, что новый классный руководитель начинал общаться с ними как с людьми, хорошими людьми, делясь собственной жизнью и выслушивая их в ответ. Сколько я видела чудесных отрядов, на молитвы которых приходил Бог, в которых действительно менялись судьбы людей и которые состояли из «сложных» подростков! Знаете, почему эти сложные подростки вдруг раскрывались, становились добрыми и готовыми помогать, делиться, обниматься, в конце концов? Потому что находился взрослый, который приходил на общение, в столовую, на собрание вместе с ними, который не стремился как можно быстрее выполнить свою функцию и сбежать в мир взрослых, который с одинаковым уважением относился и к их судьбам, горестям и радостям, и к судьбам взрослых товарищей.

Это, наверное, крик моей души и душ тех, кому мы служим: давайте прекратим учить и просто вместе проведём время, послушаем, расскажем, посмеёмся. Давайте перестанем уже смотреть на подростков как на какую-то особенную категорию людей, с которыми можно быть только тем, кто прошёл курсы подготовки. С ними нужно просто быть настоящими, искренними, самими собой. С ними нужно тусить и смеяться, с ними можно и нужно славить Бога так же, как и без них. И им не стоит врать. Даже умалчивать не стоит. Они вообще такие же, как мы с вами, просто чуточку более чувствительные и энергичные. И вообще они удивительные и порой невообразимо мудрые. Потому что искренние, потому что ценят дружбу тех, кто с ними настоящий.

И возрастную психологию знать не нужно, и иметь двадцатилетний опыт не так уж необходимо. Чудо соприкосновения, чудо изменённой жизни начинается тогда, когда мы с вами понимаем, что подросток – это человек, это личность, это Дитя Божье. Что он нуждается в том, чтобы к нему относились как к личности, которая готова сама принимать решения, узнавать мир – а мы можем просто быть рядом и поддерживать тогда, когда это необходимо. Поверьте, каждый из них такой личностью и является. Всё они знают, ещё и сами вас научат.

Я, наверное, никогда не устану нести в массы благую весть, подтверждённую собственным опытом, о том, что подростки – это люди. Мы наслышаны о «кризисах» их возраста, но так мало готовы узнавать их по-настоящему. А между тем, они того достойны. Достойны настолько, чтобы даже сейчас, в лагерное межсезонье, быть с ними, общаться, делиться своей жизнью и принимать их жизни, молиться за них и вместе с ними. Доброй нам всем осени!

Дарья Алексеенко (Санкт-Петербург)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »