Двадцать лет радости

В этом году исполняется двадцать лет лагерю «Радость» (Рига). Президент ХМЛ Александр Харитонов посетил праздничный пир на христианской базе «Норкални» и поздравил юбиляра (текст публикуется с сокращениями).

Здравствуйте, друзья! Когда на юбилей приглашают человека с седой бородой, то все понимают, что сейчас начнутся воспоминания. И мне, в принципе, есть что рассказать.

Я мог бы вам рассказать, как в мае 1995 года приехал на первый в странах Балтии семинар для сотрудников христианских лагерей. Мне сказали, что там много интересных людей, и среди них – один агроном из Латвийской Христианской Миссии. Нас познакомили, и он повел меня в поля. Есть такой биогеоценоз, называется балтийские луга: у берега моря сначала песок, а потом начинается луг. И там растут травы. Разные травы. И вот он так меланхолично шёл рядом со мной, срывал их одну за другой и каждую сравнивал с разными верующими: есть в церкви такие люди, они подобны этой траве, а есть подобные другой траве… Так я познакомился со Славиком Алтуховым.

Я мог бы рассказать, как в январе 1997 года группа лидеров христианских лагерей Латвии приехала на конференцию ХМЛ в Санкт-Петербург. В конце января у нас всегда хорошая погода, зимняя, правильная, и братья Слава Алтухов и Миша Дмитрук по поручению товарищей торжественно окунули меня головой в сугроб. Так произошло наше близкое знакомство. Было начало 97-го года, и есть вероятность, что это событие имеет отношение к тому юбилею, который мы сегодня празднуем. Так что, возможно, не напрасны были те страдания.

Я мог бы рассказать, как в декабре 1998 года в городе Новый Орлеан на берегу Миссисиппи мы сидели с Дейвом Лоуэном из Канады, Стэном Гиллеспи с Аляски и Дэвидом Айлифом из Англии. Мы убеждали брата Айлифа, что ему срочно нужно ехать в бывший Советский Союз и служить Господу там, ибо он уже перерос пределы своего маленького острова и ему точно найдется дело, например, в Латвии. Так и случилось, и Дэвид Айлиф оказался у истоков служения «Радости» в Норкални, а значит, не случайно и не только по человеческой воле состоялась та новоорлеанская встреча.

Я мог бы рассказать и о том, как в мае 2005 года мы с Ириной Речицкой ехали в Норкални проводить первый семинар ХМЛ на этой площадке, семинар для лидеров христианских лагерей Балтии. Ехали на машине, ехали через несколько стран, ждали очереди на границе, и поэтому приехали уже после трех часов ночи. Приехали на базу: все двери открыты, заходи, кто хочешь, бери, что хочешь.. Нашли столовую (по запаху), и там в столовой сидела Вика Бортко с большой кастрюлей гостеприимного латвийского супа. Она уже немножко кимарила, но при нашем появлении припроснулась и была готова нас радостно встретить и накормить.

Я мог бы вспомнить о том, как в мае 2007 года в Латвии выпал снег. А у нас снова был семинар, и я помню, как по дороге в Норкални заехал в рижскую церковь «Благая Весть». А там Миша Дмитрук – тот, который меня головой в сугроб макал – говорит: «Можешь взять девочку из нашей церкви и подвезти до Норкални? Она тоже хочет на семинар». Я знаю, что Мише отказывать опасно, и отвечаю: «Ну, пускай садится». А он говорит: «Это директор нашей воскресной школы, ты с ней познакомишься заодно». Я и познакомился. Её звали Даша Кузнецова. Я же не знал тогда, что наше творческое сотрудничество будет продолжаться до сего дня.

Я мог бы рассказать вам о том, как мой американский друг Дэн Дегроут (не френд, а настоящий друг, уже 22 года) выбирал, в какой лагерь отправить служить команду молодежи из его церкви. Он спросил: «А в каком лагере Слава Алтухов?» Я говорю: «В Норкални». Он отвечает: «Вот туда мы и поедем». И действительно, приехали сюда. А выбор Дэна Дегроута дорогого стоит. Он перфекционист: знает, что второго шанса не будет, надо с первого подхода делать то, что надо.

Но я вам всего этого рассказывать не буду, потому что вы и так поняли: все мои рассказы – про друзей, про дорогих моему сердцу людей. Собирать друзей вместе, создавать драгоценные воспоминания – сущность этого лагеря, сущность этого места. Так что вместо того, чтобы, как положено людям с седой бородой, рассказывать про прошлое, я вам лучше расскажу про будущее.

Что готовит будущее для лагеря, который мы с вами чествуем, празднуем и дёргаем за уши уже двадцать раз? Чем будет этот лагерь в XXI веке, и, даст Бог, в XXII, и столько времени, сколько осталось до пришествия Господа нашего Иисуса Христа?

Этот лагерь будет храмом. Это будет храм Божий. Потому что сказано: «небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь». Потому что творение может сказать о Творце ничуть не меньше, чем может сказать на богослужении благословенный и, как говорится, помазанный пастор. Более того, помазанному пастору иногда нужно передохнуть, и здание церкви иногда закрывают на ключ, а этот лагерь, этот храм проповедует Бога круглосуточно, на протяжении всех дней недели: и воскресных, и совершенно будних. И как человек, приехавший из России, я вам скажу: то, что этот лагерь находится в собственности христиан, стратегически очень правильно. Потому что в нашей стране уже наступило время, когда нам говорят: «Проповедовать Христа вы можете только на своей территории, в своей резервации, в своём загончике, там, где у вас свидетельство о собственности на землю и культовые строения. А если вы хотите выйти за территорию, то вам нужно десять тысяч бумаг, и мы проверим, все ли эти бумаги имеют необходимые подписи и печати. А пока мы будем проверять, все ваши потенциальные слушатели разойдутся». Это место отделено для Бога, это место посвящено Богу, это место проповедует Его словом, делом и самим фактом Божьего творения, и всё это делает его храмом!

Этот лагерь будет убежищем. Потому что наступают времена – и это не я вам говорю, это говорит Священное Писание – времена весёлые, но не простые. Времена, когда разделение между Христовыми и не Христовыми пройдёт очень ясно. И одни будут немножко обижать других. В то время будет очень важно иметь пункты сбора. В то время будет очень важно встать спиной друг к другу и смотреть вовне. И тех, кто наши приходят, – принимать, а на остальных смотреть достаточно строго, чтобы они к нам не сунулись. Это время, когда мы будем вынуждены наших детей еще более, чем сейчас, защищать от того, что с ними хочет сделать этот ласковый, пушистый, толерантный, такой всех «любящий», такой все-цвета-радуги-в-себя-включающий мир. Потому что сущность его и хозяина его мы знаем, и он о своих намерениях нас не обманет. Поэтому этот лагерь – безопасная гавань, этот лагерь – убежище.

Еще одно, чем этот лагерь будет и является уже: это маяк. Это «город, поставленный на вершине горы». Это строение, стратегически расположенное и подпитываемое мощными источниками энергии, которое посылает свет намного дальше, чем любой из нас может послать индивидуально. Это сила, которая не только притягивает людей к себе, но и излучает – излучает свет, излучает истину, излучает любовь, даёт людям образ, надежду, ориентир, привлекает к себе и даже во тьме показывает: свет есть!

И ещё одно я точно понял, когда приехал сюда сегодня. День был так себе; точнее – на любой вкус: кому нужен ветер – был ветер, кому нужен дождь – был дождь, кому нужны облака – они были, кому хотелось погреться – было полторы минуты, чтобы позагорать, кому хотелось освежиться – было достаточно времени, чтобы освежиться. Но вот въехал я сюда, на эту территорию, и увидел библейскую картину. Зелёный луг, и на этом лугу расположились пять тысяч. Помните, как Иисус собрал пять тысяч, посадил их на траве и устроил для них пир? И это – ещё одно, чем этот лагерь является. Спасибо, конечно, что нас накормили. Это всегда приятно. Сначала нужно накормить гостей, а потом они что-нибудь хорошее скажут в ответ. Но это действительно луг пира Господня! Можно сказать: палаты, хоромы. Можно сказать: дворец. Можно сказать: трапезная, как принято в духовных кругах. Но мне нравится «луг», потому что это – Его творение, которое Он во всю ширь, для пяти тысяч или для ещё большего количества гостей приготовил.

Ну а где луг – там и болото, там и каньон реки, там и холмы, там и кочки, там и водопадики, там и все прочие рельефы и природные сообщества, которые Господь замыслил для этого места, а добрый хозяин Слава Алтухов увидел – и постепенно срезает кусочки гранита с этой скалы, проявляя для нас скульптуру. Как здорово приезжать сюда и видеть, что этот лагерь становится всё краше, всё уютнее, и в нём реально всё больше проступает то, что радует наше сердце, нашу душу и наш дух!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »