Неужели где-то есть дети, которые вовсе не стремятся поехать в лагерь?

Помню, как младшая сестра уже в январе ловила момент, когда мы оставались с ней на кухне одни, чтобы с горящим взором усесться напротив меня и спросить: «Ну, про что будет летом лагерь? Я же знаю, что вы уже готовитесь! Я никому не скажу!»

Мы, люди, делающие и любящие лагеря, порой с трудом можем представить, что кто-то в этот лагерь ехать не хочет. Невероятно, но факт! В преддверии нового лагерного сезона я поговорила об этом с Кириллом, учеником девятого класса.

Кирилл, сколько раз ты бывал в лагере и как попал туда впервые?

Думаю, что раз пять. Первый раз поехал после второго класса. Старшая сестра мне много про лагерь рассказывала, и когда она подарила путевку, сразу понял: всё, мне не отвертеться!

Что ты знал о лагере до того, как туда приехал? И для чего лагеря вообще существуют?

Мне мама рассказывала про пионерские лагеря, куда она ездила в детстве, как они там жили в домиках, играли. А делают лагеря, наверно, чтобы мы от родителей отдохнули, а они от нас!

Рассказы мамы и сестры о лагере отличались?

Очень сильно! Во-первых, в пионерский лагерь тебя отправляли на целый месяц. Я бы на месяц не поехал. А во-вторых, там же ничего не говорили о Боге. Поэтому отличались сильно.

Я знаю, что ты бывал в двух разных христианских лагерях. Какие они были?

Один из них как бы обычный, а второй только для парней. Вот когда я туда ехал уже во второй раз, понимал, что мне придется там страдать! (Произнося слово «страдать», Кирилл смеется). Так что больше меня туда не загнать!

Почему?

Да там такая ситуация сложилась: наставнику моей группы было всё равно, что со мной происходит. Я себя чувствовал не в своей тарелке: то тебя хотят прогнать, то оскорбить. Я пытался это как-то разрулить. Но наставник как будто игнорировал всю эту ситуацию.

А по-честному, ребятам было за что к тебе придираться?

Не знаю, я только постоянно слышал, что всё из-за меня. Все шишки на меня сыпались.

Как бы ты хотел, чтобы наставник поступил в такой ситуации?

Чтобы хотя бы попробовал с командой поговорить. Но этого не было ни разу.

То есть ситуация повторялась снова и снова? А может, ты сам тоже мог бы что-то сделать иначе?

Просто у меня в школе происходит что-то похожее. Меня восемь лет одноклассники, как это сказать, гнобили. Я только недавно всё это осознал и начал просто не обращать внимания.

А как реагировал раньше?

Раньше я выходил из класса и убегал от них, даже если кто-то пытался остановить. А теперь я просто всё мимо ушей пропускаю.

Давай вернемся к лагерю. Неужели там не нашлось ни одного человека, который бы тебя поддержал?

Был один, мы только с ним и разговаривали. Но это был наставник другой группы. Потом мне всё равно надо было к своим возвращаться.

Вижу, что Бог о тебе всё-таки позаботился! А ты сам видел в лагере помощь от Него?

Ну, было… Вот однажды, когда меня все достали, была история из Библии о том, чтобы мы не воздавали злом за зло. Это как-то немного помогло. А ещё в этом лагере есть испытания. Они помогают, как бы это сказать, собраться с мыслями, справиться с собой. Становишься более выносливым и храбрым.

Для чего тебе нужна храбрость?

Больше всего я боялся испытания, где надо двум людям идти по канатам и держаться за руки. Хотя рядом и были люди, которые тебя страхуют.

Это страх высоты или чего-то другого?

Я больше боюсь, что меня кто-то подведет. Тогда упадешь, и выбираться из этого самому будет очень тяжело.

А выносливость для чего нужна?

Чтобы никого не побить, когда достают. Просто их игнорить. Только от этого какая-то маленькая грусть появляется внутри. Вот стоят все и обсуждают тебя. А чего они стоят? И никак не отделаться потом от этих мыслей.

Как ты думаешь, эти люди понимают, как ты себя при этом чувствуешь?

Нет, им все равно…

Если бы у тебя была возможность поговорить с кем-то из твоих обидчиков, что бы ты сказал?

Мне им нечего сказать. Это бессмысленно. Я только иногда срываюсь. Вот недавно на английском, например. Меня все время с задней парты толкали. Я пытался сдержаться, но не вышло. И я накричал на того человека перед всем классом.

А что сказала учительница?

Ничего. Она была занята. Искала какие-то контрольные. Совсем как мой наставник в лагере. Не знаю, откуда у них берется такое равнодушие.

Опять мы про школу заговорили! Давай к лагерю вернемся. Так что, ты больше туда не поедешь?

В этом году – нет. Мне надо работать.

Не могу понять: ты говоришь об этом с радостью или сожалением?

И то, и другое. Сам ещё не решил.

А может, просто есть люди, про которых можно сказать, что лагерь не для них?

Не думаю. Любой может поехать в лагерь, было бы желание.

А что бы ты сказал своему сверстнику, который ещё раздумывает, ехать ли ему в такой лагерь для парней?

Лучше поехать, чем сидеть дома в компьютере! Там учишься помогать другим, становишься более самостоятельным.

Что нужно изменить в лагере, чтобы тебе захотелось туда поехать на сто процентов?

Надо, чтобы в лагере был кто-то, кто поможет во всём разобраться. И испытаний поменьше, а то я не успевал их все до конца пройти.

Заканчивая разговор с Кириллом, я подумала: испытаний поменьше вряд ли получится, а вот ради знакомства с Тем, Кто поможет во всём разобраться, как раз и стоит снова поехать в лагерь. И пусть Он (Тот, Кто во всём умеет разобраться) даст нам (тем, кто любит и делает лагеря) мудрости и любви, чтобы нам никогда не было всё равно, и мы смогли по-новому взглянуть на тех, кто не хочет ехать в лагерь.

Даша Кузнецова (Рига)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »